реферат по русс



Департамент образования города Москвы

Государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования города Москвы

«Московский городской педагогический университет»

Институт иностранных языков

Кафедра немецкого языка

Филитарина Мария Михайловна

Вариативность норм русского языка

РЕФЕРАТ

Специальность – немецкий язык и СТО

(заочная форма обучения)

Научный руководитель: Сабурова

Москва 2014

Оглавление

Русский литературный язык и его нормы……………………………….4

Лексические нормы……………………………………………………….10

Орфографические нормы. ……………………………………………….13

Морфологические нормы. ……………………………………………….15

Синтаксические нормы. ………………………………………………….18

Орфоэпические нормы русского языка………………………………….20

Цели:

— дать учащимся понятие о стилистической норме в русском языке, её строгой необходимости

— пробуждать у учащихся стремление к соблюдению стилистических норм языка и веру в возможность его совершенствования.

Задачи:

— выявить, что представляет собой норма, основываясь на сведения различных словарей, энциклопедий и статей лингвистов, рассматривающих вопросы нормы;

— выявить источники обновления норм.

Введение

Овладение культурной речи предполагает усвоение определенной суммы языковых знаний, навыков, изучение норм современного русского литературного языка. Наука о языке может и должна помочь людям в их борьбе за хорошее, действенное слово, за речевую культуру.

Речевая культура — явление несравненно более широкое, чем правильность речи. Правильность — важнейшее, но далеко не единственное качество культурной речи. Правильная речь может быть вместе с тем однообразной, бедной, не выразительной.

Данный реферат предлагает ознакомиться с нормами языка, с учетом общественного запроса и индивидуальных запросов учащихся и студентов. Рассмотреть основные черты норм русского языка, правила употребления, выявить типичные ошибки и постараться их избежать.

1. Русский литературный язык и его нормы.

Норма — это принятые среди большинства говорящих на русском языке, сознательно поддерживаемые образованными людьми и предписываемые грамматиками и словарями образцовые способы употребления слов, форм слов и отдельных звуков. С ориентацией на норму составляются учебники и учебные пособия. Литературной нормой руководствуются редакторы и корректоры. Неоправданные отступления от нормы воспринимаются образованными носителями языка как речевые ошибки.

Норма языковая, норма литературная, – “принятые в общественно языковой практике образованных людей правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств” [3; С. 13].

Литературная норма “складывается как совокупность устойчивых, традиционных реализаций языковой системы в результате социально-исторического отбора элементов из числа сосуществующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого и возводимых в процессе общественной коммуникации в ранг правильных” [2; С. 210].

Норма литературного языка в сознании говорящих обладает качествами особой правильности и общеобязательности, она культивируется в передачах радио и телевидения, в театре, в массовой печати и является предметом и целью школьного обучения родному языку.

Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все стороны языка.

Различают нормы:

орфоэпические орфографические

(произношение) │ (написание)

словообразовательные

лексические

морфологические

(грамматические)

синтаксические

интонационные │ пунктуационные

Характерные особенности нормы литературного языка:

относительная устойчивость,

распространенность,

общеупотребительность,

общеобязательность,

соответствие употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

Языковые нормы отражают закономерные процессы и явления, происходящие в языке, и поддерживаются речевой практикой. Источниками языковой нормы являются произведения писателей-классиков и современных писателей, анализ языка СМИ, общепринятое современное употребление, данные опросов, научные исследования ученых-языковедов. [5]

Нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность, защищают литературный язык от диалектной речи, социальных и профессиональных арго, просторечия. Это позволяет литературному языку выполнять свою основную функцию – культурную.

Литературная норма зависит от условий, в которых осуществляется речь. Языковые средства, уместные в одной ситуации (бытовое общение), могут оказаться нелепыми в другой (официально-деловое общение). Норма не делит средства языка на хорошие и плохие, а указывает на их коммуникативную целесообразность.

Языковые нормы – это явление историческое. Изменение литературных норм обусловлено постоянным развитием языка. То, что было нормой в прошлом столетии и даже 15-20 лет назад, сегодня может стать отклонением от нее. Например, в 30-40-е гг. употреблялись слова дипломник и дипломант для выражения одного и того же понятия: «студент, выполняющий дипломную работу». Слово дипломник было разговорным вариантом слова дипломант. В литературной норме 50-60-х гг. произошло разграничение в употреблении этих слов: прежнее разговорное дипломник теперь обозначает учащегося, студента в период защиты дипломной работы, получения диплома. Словом дипломант стали называть преимущественно победителей конкурсов, призеров смотров, состязаний, отмеченных дипломом (например, дипломант Всесоюзного конкурса пианистов, дипломант Международного конкурса вокалистов).

Со временем изменяется и произношение. Так, например, у А.С. Пушкина в его письмах встречаются слова одного корня, но с разным написанием: банкрот и банкрутство. Чем это объяснить? Можно подумать, что поэт описался или допустил ошибку. Нет. Слово банкрот было заимствовано в XVIII веке из голландского или французского языка и первоначально в русском языке звучало банкрут. Аналогичное произношение имели и производные: банкрутство, банкрутский, обанкрутиться. Во времена Пушкина появляется произносительный вариант с «о» вместо «у». Можно было говорить и писать банкрут и банкрот. К концу XIX века окончательно победило произношение банкрот, банкротство, банкротский, обанкротиться. Это стало нормой.

Изменяются не только лексические, орфографические, акцентологические, но и морфологические нормы. Возьмем для примера окончание именительного падежа множественного числа имен существительных мужского рода:

огород – огороды, сад – сады, стол – столы, забор – заборы, рог – рога, бок – бока, берег – берега, глаз – глаза.

Как видим, в именительном падеже множественного числа существительные имеют окончание –ы или –а. Наличие двух окончаний связано с историей склонения. Дело в том, что в древнерусском языке, помимо единственного и множественного, было еще двойственное число, которое употреблялось в том случае, когда речь шла о двух предметах: стол (один), стола (два), столы (несколько). С XIII века эта форма начинает разрушаться и постепенно устраняться. Однако следы ее обнаруживаются, во-первых, в окончании именительного падежа множественного числа существительных, обозначающих парные предметы: рога, глаза, рукава, берега, бока; во-вторых, форма родительного падежа единственного числа имен существительных при числительных два (два стола, два дома, два забора) исторически восходит к форме именительного падежа двойственного числа. Это подтверждается различием в ударении: два часa и чaса не прошло, в два рядa и вышел из ря′да.

После исчезновения двойственного числа наряду со старым окончанием – ы у существительных мужского рода в именительном падеже множественного числа появилось новое окончание –а, которое как более молодое стало распространяться и вытеснять окончание –ы.

Источники изменения норм литературного языка различны: живая, разговорная речь; местные говоры; просторечие; профессиональные жаргоны; другие языки [6].

Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально существуют в языке на определенном этапе его развития, активно используются его носителями. Варианты норм отражаются в словарях современного литературного языка.

Например, в «Словаре современного русского литературного языка» как равноправные фиксируются акцентные варианты таких слов, как нормировaть и норми?ровать, маркировaть и марки?ровать, мышлeние и мы?шление. Некоторые варианты слов даются соответствующими пометами: творoг и (разг.) твoрог, договoр и (прост.) дoговор. Если же обратиться к «Орфоэпическому словарю русского языка» (М., 1983), то можно проследить за судьбой этих вариантов. Так слова нормировaть и мышлeние становятся предпочтительными, а норми?ровать и мы?шление имеют помету «доп.» (допустимо). Из вариантов маркировaть и марки?ровать становится единственно правильным маркировaть. В отношении творoг и твoрог норма не изменилась. А вот вариант дoговор из просторечивой формы перешел в разряд разговорной, имеет в словаре помету «доп.».

Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

норма 1 степени – строгая, жесткая, не допускающая вариантов;

норма 2 степени – нейтральная, допускает равнозначные варианты;

норма 3 степени – более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм.

Грамматические нормы – это правила использования морфологических форм разных частей речи и синтаксических конструкций.

Наиболее часты грамматические ошибки, связанные с употреблением рода имен существительных, возвратных и невозвратных глаголов, предлогов [7].

Лексические нормы, т.е. правила применения слов в речи, требует особого внимания. Слово должно использоваться в том значении (в прямом или переносном), которое оно имеет и которое зафиксировано в словарях русского языка. Нарушение лексических норм приводит к искажению смысла высказывания. Для уточнения лексических норм современного литературного языка рекомендуется использовать толковые словари русского языка, специальную справочную литературу.

Орфоэпические нормы – произносительные нормы устной речи. Их изучает специальный раздел языкознания – орфоэпия (греч. orthos правильный и epos речь) [3].

Один из крупнейших исследователей произносительных норм Р.И. Аванесов определяет орфоэпию как «совокупность правил устной речи, обеспечивающих единство ее звукового оформления в соответствии с нормами национального языка, исторически выработавшимися и закрепившимися в литературном языке».

Описание орфоэпических норм можно найти в литературе по культуре речи, в специальных лингвистических исследованиях, например, в книге Р.И. Аванесова «Русское литературное произношение», а также в толковых словарях русского литературного языка [8].

Языковая норма – в зависимости от целей и задач общения, от особенностей функционирования языковых средств в том или ином стиле, в связи с определенным стилистическим заданием возможно сознательное и мотивированное отступление от нормы.

Любые отклонения от нормы должны быть ситуативно и стилистически оправданы, отражать реально существующие в языке вариантные формы (разговорную или профессиональную речь, диалектные отклонения и т.п.), а не произвольное желание говорящего.

В области синтаксиса (особенно в формах управления и согласования) чрезвычайно широко представлена вариантность способов выражения, ожесточенно идет борьба между традиционной синтаксической нормой и новыми, зарождающимися моделями сочетания слов. Общеизвестны трудности, возникающие как при выборе форм управления и согласования, так и при практическом усвоении грамматических правил в школе. Уже давно норма привлекала внимание исследователей и стала актуальным аспектом и объектом лингвистических наблюдений.

2. Лексические нормы русского языка.

Лексические нормы — это правила применения слов в речи.

Лексика (от греч. lexikos «словесный, словарный») — вся совокупность слов какого-либо языка или диалекта (русская лексика, лексика вологодских говоров и др.), а также часть этих слов, употребляющихся в определенной сфере (лексика профессиональная, жаргонная и др.), имеющих общую стилистическую принадлежность, окраску (лексика разговорная, научная и др.), общее происхождение (исконно русская, заимствованная и др.), употребляемых каким-либо человеком, в частности писателем во всех его произведениях или в каком-то одном (лексика А.С.Пушкина и тд).

Лексика языка представляет собой сложную систему, образуемую словами, объединенными друг с другом сходством, общностью и противопоставленностью значений, стилистической окраской, сферой употребления, происхождением. В отличие от других ярусов языка лексика в своей значительной части непосредственно связана с явлениями действительности. Поэтому перемены в общественной жизни находят отражение в лексике: в изменении состава слов, их значений, стилистической окраски.

Нарушение лексических норм приводит к искажению смысла высказывания. Есть масса примеров неточного употребления отдельных слов. Так, наречие где-то имеет одно значение — «в каком-то месте», «неизвестно где» (где-то заиграла музыка). Однако в последнее время это слово стали употреблять в значении «около, приблизительно, когда-то»: Где-то в 70-х годах XIX века; Занятия планировали провести где-то в июне; План выполнен где-то на 102%.

Ошибкой является и неправильное употребление глагола ложитъ вместо класть. Глаголы ложить и класть имеют одно и то же значение, но класть – общеупотребительное литературное слово, а ложить – просторечное. Нелитературно звучат выражения: Я ложу книгу на место; Он ложит папку на стол и т. д. В этих предложениях следует применить глагол класть: Я кладу книги на место; Он кладет папку на стол. Необходимо обратить внимание и на использование приставочных глаголов положить, сложить, складывать. Некоторые говорят, покладу на место, слаживать числа, вместо правильного положу на место, складывать числа.

Нарушение лексических норм порой связано с тем, что говорящие путают слова, близкие по звучанию, но различные по значению. Например, не всегда правильно употребляются глаголы предоставить и представить. Иногда мы слышим неверные выражения типа: Слово представляется Петрову; Разрешите предоставить вам доктора Петрова. Глагол предоставить означает «дать возможность воспользоваться чем-либо» (предоставить квартиру; отпуск, должность, кредит, заем, права, независимость, слово и т. д.), а глагол представить имеет значение «передать, дать, предъявить что-либо, кому-либо» (представить отчет, справку, факты, доказательства; представить к награде, к ордену, к званию, на соискание премии и т. д.). Приведенные выше предложения с этими глаголами правильно звучат так: Слово предоставляется Петрову; Разрешите представить вам доктора Петрова.

Для уточнения лексических норм современного литературного языка рекомендуется обращаться к толковым словарям русского языка, специальной справочной литературе; «Правильность русской речи: Словарь-справочник» (составители Ю.А. Бельчиков, М.С. Панюшева); «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка: Словарь-справочник» (под ред. К.С. Горбачевича); «Трудности русского языка: Словарь-справочник журналистов» (под ред. Л.И. Рахмановой); «Грамматическая правильность русской речи: Опыт частотно-стилистического словаря вариантов» (К.Л. Граудина, В.А. Ицкович, Л.П. Катлинская) и др.

Таким образом, лексические ошибки вызваны, в основном, незнанием значения слов и правил их смысловой, а также стилистической сочетаемости (Леонов первый проходимец космоса; Я думаю, вы меня за это не обессудите; Он прошел терновый путь от лейтенанта до генерала; Бегуны находятся в отличной боевой кондиции; Благодаря урагану многие дома остались без кровли;) К лексико-стилистическим ошибкам могут быть отнесены также плеоназмы, выражающиеся в употреблении ненужных уточняющих слов (Я хочу ответить на ваш вопрос коротко и лаконично; Первый дебют ее состоялся осенью), тавтология, связанная чаще всего с повторением однокоренных слов (Существовала опасность личной безопасности избирателей), употребление штампов (Широким фронтом проносятся птицы на юг; В летний период многие дети поедут отдыхать; На предмет нашего разговора хочу выделить следующие проблемы), использование в речи слов-паразитов (И вот, значит, появляются, так сказать, люди, которые не желают видеть так называемую реальность).

3. Орфографические нормы

Орфогра́фия (др.-греч. — «правильный» ,«пишу») — единообразие передачи слов и грамматических форм речи на письме. Также свод правил, обеспечивающий это единообразие, и занимающийся им раздел прикладного языкознания. Правописание.

Наша орфография не передает в точности произношения. Мы говорим лошка, дуп, а пишем ложка, дуб. Таких примеров, когда слышится одно, а пишется другое, каждый мог бы привести множество.

Для орфографии важно, чтобы все писали одинаково и одинаково понимали написанное. Если же ввести звуковой принцип письма, то это требование будет невыполнимо, потому что в русском языке безударные гласные значительно отличаются от ударных, они более краткие, неясные. Рассмотрим слово паводок паводок. Первый гласный в этом слове а. Остальные же одному могут показаться похожими на ы, другому на о, третьему на а. Значит, одно и то же слово разными людьми писалось бы по-разному. А это очень затруднило бы чтение и понимание.

Кроме того, слова, которые мы привыкли считать родственными, при звуковом письме стали бы очень непохожими. И, наоборот, слова с разными значениями сблизились бы, трудно было бы при чтении распознавать их смысл.

Русский литературный язык – единый и общий для всех говорящих на нем людей. А говорят русские люди в разных областях нашей страны неодинаково. Если книги, выходящие в наших издательствах, будут целиком отражать произношение той или иной области, будет очень трудно понять, что написал автор. Гораздо легче овладеть правилами традиционной орфографии.

Об особенностях и трудностях русской орфографии написано немало книг – и собственно научных, и научно-популярных. Издано несколько массовых пособий.

Давно известно, что нельзя с одной и той же строгостью относиться к орфографическим ошибкам в проверяемых и непроверяемых орфограммах, что многое в нашей орфографии должно быть изменено (обсуждение изменений идет уже много лет), что есть расхождения кодификаций в словарях и визуальной практике (использование прописных букв, написание некоторых наречий и сложных прилагательных), есть ошибки в редких словах и в часто встречающихся. Очевидно, что орфографические ошибки неравноправны с точки зрения степени их допустимости. Слово дощаник, наречия на-авось, назло, донельзя и т. д. требуют для правильного написания обращения к словарю, тогда как раздельное написание предлогов, проверяемое написание слова вода и т. п. полностью подчиняются орфографическим правилам, а слово собака настолько частотно, что должно было запомниться в правильном написании. Очевидно, что подлежащее реформированию и требующее проверки по словарям – ошибка менее грубая. Письменная речь без единой ошибки встретилась мне лишь у одного носителя элитарного типа речевой культуры, в речи других ошибки, были возможны, но единичны и не грубые (речь не идет о тех случаях, когда слитное или раздельное написание может иметь разный смысл и потому быть оспорено).

В речи носителей среднелитературного типа речевой культуры орфографические ошибки встречаются не только негрубого типа, из-за отсутствия привычки заглядывать в словарь достаточно частотны, в том числе они встречаются и в печатных изданиях. Встречаются и грубые орфографические ошибки в рукописных текстах (например, в студенческих и даже аспирантских работах).

4. Морфологические нормы

Морфологические нормы – это правила использования грамматических форм разных частей речи. Морфологические нормы регулирует морфология – раздел языкознания, включающий в себя учение о формах слова и способах выражения грамматических значений, а также учение о частях речи и их признаках.

Типичное нарушение морфологических норм состоит в употреблении слова в несоответствующей контексту или несуществующей форме. Например: импортная шампунь, железнодорожная рельса, лакированный туфель, заказной бандероль, лангуста — лангуст, мангуста — мангуст, шпрота — шпрот. Основная трудность изучения морфологических норм состоит в наличии вариантов, которые появляются из-за постоянного взаимодействия старых и новых способов образования грамматических форм. Существуют морфологические нормы имен существительных, прилагательных, числительных, местоимений, глаголов. Рассмотрим морфологические нормы на примере категории рода существительных.

Категория рода существительных.

Несмотря на то что мы достаточно легко определяем род во многих существительных, руководствуясь окончанием («нулевое»/ь, а/я, о/е), есть группа слов, у которых определение рода может вызвать затруднение. Чаще всего колебания наблюдаются в отнесении существительных к мужскому или женскому роду. Как и в случае с ударением, эти колебания распределяются по разным видам, то есть образуют вариантные формы родовой принадлежности слова:

1)Равноправные варианты: унт – унта, ставень – ставня, скирд – скирда.

2)Стилистические варианты (характеризуются разной стилистической принадлежностью): туфля (общеупотреб.) – туфель (простореч.), клавиша (общеупотреб.) – клавиш (проф.).

3)Литературный и устарелый варианты: зал – зала, ботинок – ботинка, рельс – рельса.

4)Смысловые варианты (слова, в которых родовое окончание помогает различать лексическое значение): округ (подразделение государственной территории) – округа (окружающая местность), карьер (1) место открытой выработки полезных ископаемых или 2) ускоренный ход лошади) – карьера (видное положение в обществе).

Различаются формы слов, обозначающие лиц мужского и женского пола по профессии, должности, званию. Не всегда такие существительные имеют полноценный аналог для обозначения лица женского пола. Различают варианты:

1)Двуродовые существительные – существительные мужского рода, но могут применяться и для обозначения лиц женского пола: доктор, юрист, депутат, профессор, капитан.

2)Параллельные, стилистически нейтральные существительные: учитель – учительница, артист – артистка, студент – студентка.

3)Стилистические существительные, в которых форма женского рода является стилистически сниженной, имеет разговорный или просторечный характер: врач – врачиха, кондуктор – кондукторша, директор – директриса.

Особого внимания требует присвоение рода несклоняемым именам существительным. Пользоваться переводом, для того чтобы определить род у заимствованного существительного – нельзя! Есть правила:

1)Неодушевленные иноязычные существительные принадлежат к среднему роду: кафе, метро, такси, интервью, алоэ. Есть в этой группе и свои исключения: мужской род: кофе, сирокко (суховей), названия напитков (бренди) и языков (хинди, дари). К женскому роду: салями, кольраби, авеню. Но постепенно начинают развиваться параллельные формы: виски, кофе, авто, пенальти (и м.р и с.р.), цунами, медресе (м.р. и ж.р.).

2)Одушевленные иноязычные существительные могут принадлежать и к мужскому и к женскому роду: мой / моя визави, этот / эта атташе. В названиях животных (какаду, кенгуру, шимпанзе, пони) мужской род выступает как основной, а женский как дополнительный и зависит от контекста.

3)В словах – географических названиях род определяется по роду обозначаемой ими реалии: полноводная Миссисипи (река → ж.р.), многомиллионный / праздничная Токио (город → м.р., столица → ж.р.).

4)В аббревиатурах и сложносокращенных словах норма неустойчива. Но в целом, род определяется по главному слову: ИГХТУ (университет → м.р.), ООН (организация → ж.р.). Но и здесь есть свои исключения: вуз (с.р. → м.р.), НАТО – North Atlantic Treaty Organization (ж.р. → с.р.), МИД (с.р. → м.р.) и т.д. стали восприниматься как самостоятельные слова и «поменяли» род.

5. Синтаксические нормы.

Синтаксические нормы — это нормы правильного построения словосочетаний и предложений. Соблюдение синтаксических норм — важнейшее условие правильности речи.

Синтаксические нормы включают правила согласования слов и синтаксического управления, соотнесения частей предложения друг с другом с помощью грамматических форм слов с той целью, чтобы предложение было грамотным и осмысленным высказыванием.

Выбор правильной формы управления едва ли не самое трудное в современной устной и письменной речи. Как следует сказать: отзыв о диссертации или на диссертацию, контроль над производством или за производством?

Трудности в выборе формы управления в значительной мере предопределяются сложностью языкового явления и отсутствием специального нормативного справочника. До настоящего времени проблема управления остается решенной не до конца. Нет общего мнения о сущности и разновидностях управления, способов отграничения его от других типов подчинительной связи. Многие ученые справедливо указывают на двойственную природу этого синтаксического явления.

Многие ошибки в форме управления объясняются неразличением близких, но не тождественных по смыслу слов. В одном из школьных сочинений встретилась, например, такая фраза: Важно различать друзей от врагов. Неправильное употребление вызвано смешением глаголов различать и отличать, имеющих разные формы управления.

Чтобы избежать ошибок в форме управления, следует различать не только лексическое значение слов, но и грамматическое содержание той или иной конструкции. (например, памятник Пушкину (Д.п.) – в честь кого он воздвигнут. Памятник Аникушкина (Р.п.) – кем построен).

Как и другие правила, касающиеся употребления языковых единиц, нормы управления не являются вечными и нерушимыми. Они подвержены изменению и вариативности.

С другой стороны, требования логической стройности и последовательности самого мышления, как и стремление к упорядочению форм соединения слов, ведут к постепенному сокращению вариантности и в управлении.

Например, слово надежда управляет сейчас только винительным падежом с предлогом на: надежда на выздоровление. Раньше: 1) надежда о чем; 2) надежда к чему; 3) надежда чего; 4) надежда на что;

Причины перестройки управления и возникновения синтаксический вариантности в современном русском языке являются: а) приведение в соответствие формы и содержания языковой единицы; б) смысловая и формально-структурная аналогия; в) семантическое преобразование главного компонента словосочетания; г) воздействие формы управления у производящей основы; д) появление стандартизированных словоблоков, что нередко ведет к переразложению структуры словосочетаний и к разрушению традиционных синтаксических связей [9].

6. Орфоэпические нормы

Орфоэпия (от греч. ortos – прямой, правильный + epos – речь) – совокупность правил устной речи, обеспечивающих единство её звукового оформления в соответствии с нормами национального языка, исторически выработавшимися и закрепившимися в литературном языке” [10; С. 352].

Одни лингвисты, подобно Д.Э. Розенталю и М.А. Теленковой, понимают орфоэпию узко, включая в это понятие только нормы произношения звуков и их сочетаний, а также слов (А.Н. Гвоздев, М.В. Панов). Другие, напротив, определяют орфоэпию очень широко – как совокупность не только специфических норм устной речи (то есть норм произношения и ударения), но также и правил образования грамматических форм (например, в русском языке свече́й или све́ч), которые в равной мере относятся также и к письменному языку. Такое понимание представляется наиболее целесообразным, так как ударение в русском языке имеет не только лексическую функцию (то есть различаются слова, например, а́тлас и атла́с), но и грамматическую, причём отделить ударение само по себе как факт устной речи от грамматической формы невозможно.

Произношение охватывает прежде всего фонетическую систему языка, то есть состав различаемых в данном языке фонем, их качество, их изменения в определённых фонетических условиях. Например, фонетической системе русского языка свойственны аффрикаты – [ц] и [ч], в отличие от цокающих говоров, имеющих одну аффрикату (в цокающих говорах, например, слова конца и кончать произносятся со звуком [ц] как на месте ц, так и на месте ч).

Произношение охватывает прежде всего фонетическую систему языка, то есть состав различаемых в данном языке фонем, их качество, их изменения в определённых фонетических условиях. Фонетическая система – главное и основное в произношении, однако она не покрывает собой полностью понятия “произношение”. В понятие “произношение” входит, кроме того, звуковое оформление отдельных слов или групп слов в той мере, в какой оно не определяется фонетической системой языка.

Специальное замечание необходимо об ударении – другом важном отделе орфоэпии. Русское ударение является разноместным, потому что оно может падать на любой слог слова (например, слова зо́лото, то́пливо с ударением на первом слоге; соба́ка, воро́на с ударением на втором слоге; молоко́, тарака́н с ударением на третьем слоге). Вместе с тем русское ударение, будучи в одних словах неподвижным, в других словах является подвижным, так как при образовании разных форм одного и того же слова его место может меняться (например, вода́, воды́, но во́ду).

Отсутствие фиксированного места ударения, разноместность делает ударение в русском языке индивидуальным признаком данного слова.

норма это реализованная возможность системы. Норма изменяется:

когда это функционально целесообразно и необходимо;

когда норма известна говорящим на данном языке;

когда нарушение не затрагивает функционирование языка (взаимопонимание).

Система языка – это не только совокупность тех или иных элементов, но и характер отношений между ними, модели их реализации [11; С. 14].

Проблема нормы возникает в тех случаях, когда в системе имеется не одна, а две или несколько различных реализаций одной единицы или сочетания единиц, два или несколько вариантов. При этом теоретически важным и принципиальным является противопоставление вариативности и вариантности.

Вариативность – обязательная черта языка, она определяется языком, навязывается им. Фонетическая вариативность, например, обусловлена определённой позицией фонемы в слове, влиянием качества окружающих звуков, местом по отношению к ударению, а также индивидуальными особенностями произнесения в каждый данный момент.

Вариантность (в отличие от вариативности) не провоцируется языком, а разрешается им. Вариантность – это два разных способа реализации одной единицы или сочетания единиц (например, четыре варианта произнесения слова сессия – [с’э́с’иjа], [сэ́с’иjа], [с’э́с’с’иjа] и [сэ́с’с’иjа] – с мягким [с’] или твёрдым [с] перед гласным переднего ряда [э], с одним мягким [с] или двумя мягкими [с’с] перед гласным переднего ряда [и].

Именно поэтому система языка – это система моделей, полностью не реализуемая в отдельных текстах; формальные возможности, предоставляемые языком, никогда не могут быть использованы полностью.

Из такого понимания языковой системы вытекает, что норма в широком смысле не может быть шире системы; она, безусловно, уже её. Явлений, противоречащих системе, в норме быть не может. Возникнуть они могут только после соответствующей перестройки системы, но в этом случае эти явления новой системе противоречить уже не будут. Л.В. Щерба справедливо представлял язык находящимся всё время в состоянии лишь более или менее устойчивого, а чаще и вовсе неустойчивого равновесия. Это постоянное изменение, развитие языка создаёт определённые трудности при его описании и особенно при решении вопросов современной нормы.

Отсутствие повсеместного произносительного стандарта можно объяснить, с одной стороны, притоком в города сельского населения, несущего диалектную речь, а с другой – распространением средств массовой информации (радио, телевидения, кино). В связи с этим особое значение имеет изучение произносительных норм русского языка, выявление совокупности орфоэпических правил. Знание этих вопросов необходимо преподавателям русского языка. Обучение произношению необходимо так же, как обучение правильному написанию и грамматическим правилам; однако до сих пор орфоэпия не является самостоятельным предметом при обучении русскому языку в школах и вузах.

Заключение:

Так мы приходим к выводу, что норма литературного языка — это не только объективно существующая традиция использования языковых средств, но и результат сознательного сохранения этой традиции. Как вы видите, наша речь полна неожиданностей, о которых мы иногда даже и не подозреваем, полна правил и исключений. Нужно не только правильно расставлять ударения, произносить слова, но и верно строить предложения и словосочетания.

В данном реферате были рассмотрены варианты норм русского языка, источники обновления норм, а так же последствия неправильного употребления.

Использованная литература:

1) Т.Ф. Цыганова «Нормы современного русского литературного языка», Дмитров 2012

2) https://ru.wikipedia.org/ Википедия – свободная энциклопедия.

4) Бондарко, Л.В. Фонетика современного русского языка / Л.В.Бондарко. — СПб., 1998.

5) Буш, Г. Я. Диалогика и творчество / Г.Я.Буш. — Рига: Авотс, 1985.

10) Вербицкая, Л. А. Давайте говорить правильно / Л.А.Вербицкая. — М.: Высш. шк.,1993.

31) Ивченков, П.Ф. Словарно-орфоэпические упражнения на уроках русского языка в V — VII классах / П.Ф.Ивченков // Русский язык в школе. — 1989. — № 4. — С. 43-46.

25) Горбачевич, К. С. Нормы современного русского литературного языка / К.С.Горбачевич. — М.: Просвещение, 1989.

57) Русецкий, В. Ф. Культура речи учителя / В.Ф.Русецкий. — Минск, 1995.

9) Введенская, Л. А. Культура и искусство речи. Современная риторика / Л. А. Введенская, Л. Г. Павлова. — Ростов н/Д: Феникс, 1995.






map