занятие 13



Занятие 13.

подготовка

Нужна сказка К. И. Чуковского «Тараканище». Наши герои — как всегда, их несколько — не удивляйтесь, — тараканы: от огромного, чудовищно увеличенного до крошечного, меньше натурального. Можно вместе с детьми построить город зверей, в котором происходят известные события и «вспыхивает» паника, вызванная появлением Тараканища.

Пусть дети выберут себе разных зверей- игрушек (или же вы нарисуете и вырежете их из картона), и каждый изобразит, как позорно испугался его зверь, что он делал.

СТРАННАЯ ИСТОРИЯ, В КОТОРОЙ РАССКАЗЫВАЕТСЯ О ТОМ, КТО БОЛЬШЕ

Данилка и Солнечный Зайчик вошли в сказочный город. Там был настоящий тарарам. Все звери, большие и маленькие, бежали куда-то, сбивая друг друга с ног.

Когда мимо Данилки на велосипеде проехал кот задом наперед, раки — на хромой собаке, [!] Данилка понял, что они попали в сказку «Тараканище».

Данилка спрятался за домом и стал наблюдать. Из подворотни вышел Таракан.

Страшный великан, Рыжий и усатый Та-ра-кан!— вспомнил Данилка слова сказки Корнея Чуковского. Мальчик посмотрел на зверей: огромные, сильные, они кланялись… и кому? — козявочке, букашечке.

На такую картину было просто больно смотреть. [!] Но тут Данилка решил представить, что он очень боится таракана, боится так же, как все эти звери. И все сразу изменилось.

Получалось, что таракан и вправду великан. И от этого стало еще страшнее. «Скорей бы прилетел Воробей», — подумал Данилка, дрожа, сам не зная почему.

И вот наконец из-за синего лесочка, из далеких из полей прилетает Воробей. Данилка смотрел во все глаза и вот что увидел.

Взрослый: Что увидел Данилка?

«Так же не бывает в жизни, — подумал Данилка. — Это только в сказке». [!]

Разве? — улыбнулся Солнечный Зайчик. — А ты знаешь такую поговорку: «У страха глаза велики» или «Пуганая ворона куста боится»? Когда сильно боишься, то все, чего боишься, искажается, принимает очень большие размеры. Так страх и растет. Данилка, смотри, звери перестали бояться, и все веселы по-прежнему.

Я понял, по-настоящему тут Воробей — великан, потому что он не боится. Правильно? [!]

…В самый разгар веселья выбрались Данилка и Солнечный Зайчик из города.

А вот знаешь, Солнечный Зайчик, когда вдруг что-то новое появится, а ты не знаешь, что это такое,— тоже бывает страшно, — продолжал Данилка.

Да, незнание часто порождает страх, даже у смелых людей. Вспомни, бывали ли в твоей жизни такие случаи, когда ты чего-то пугался, потому что не понимал, что это такое?

Я, например, в детстве испугался заводного пингвина, когда он пошел на меня, как-то затрещал и засверкал глазами. Я ничего не понял и очень сильно испугался. Мне тогда еще не было двух лет. И потом, когда я уже знал, что это заводной пингвин, все равно немного его побаивался.

Взрослый: А вы можете вспомнить такие истории, когда чего-то сильно испугались? Расскажите каждый кто хочет. Теперь-то вы, наверное, уже не боитесь? Правда?

Задание для взрослых: В конце этого занятия можно предложить детям нарисовать страшного и нестрашного таракана, а потом и другие возможные источники порождения страхов у детей. Если они будут изображены с подчеркнуто устрашающими деталями, предложите детям нарисовать этих «героев» или очень мелко, или в смешном виде. Таким способом вы сможете справиться с некоторыми страхами детей. На физминутке используйте ситуацию в городе зверей, чтобы проделать с ребятами интенсивные и веселые упражнения. А музыка вам поможет дополнить меняющиеся образы Тараканища и Воробья новыми красками. Интересно в музыкальной зарисовке показать, как дрожит от страха огромный Слон или трясется Бегемот. Пусть дети узнают по музыкальному звучанию, кто это сейчас боится.

Дети могут разыграть сценку между Воробьем и Тараканищем (один сначала сидит на корточках, а другой стоит на носочках, возвышаясь над ним, — затем все меняется соответственно сюжету). Желательно, чтобы роль Воробья обязательно досталась тихим, застенчивым детям или детям, подверженным различным страхам.

педагогическая летучка

Замечательный детский писатель, классик детской литературы К. И. Чуковский в своем «Тараканище» ярко и доступно для любого малыша показал «эффект искажения», который производят в окружающем воспринимаемом мире («перцептивном мире», как говорят психологи) наши эмоции, когда они достаточно сильны. Предметы под воздействием наших эмоций как бы изменяют свою форму, размеры, приобретают другие краски. Наш герой уже вспоминал, что у страха глаза велики. И особенно надо учитывать это по отношению к детям. Чем доверчивее они входят, углубляются в этот перцептивный мир(перцепция — восприятие), так еще мало ими изученный, но вызывающий жадный интерес, тем больше их поджидает неожиданностей и страхов, страшных объектов. Никогда не высмеивайте детей за их страхи, но сделайте так, чтобы для самого ребенка страшный предмет стал смешным, маленьким, доступным (это может быть выражено рисунком, куклой, маской страшного персонажа, которую можно надеть на себя, порычать страшно, а потом порвать, например).

Переживания страха имеют и позитивную сторону. Наш страх имеет мощную защитную, предупреждающую функцию, биологически и социально необходимую. Дети даже любят испытывать страх, но как бы находясь под защитой взрослого, веря в хороший конец страшной истории.

Не только страх, но и сильное горе искажает, изменяет окружающий мир. Об этом и не нужно говорить. Все взрослые испытали это. Но вспомним поэта Б.Ахмадулину. Лирического героя постигает неожиданное страшное горе любви без взаимности… и вот…

…Работу малую висок

Еще вершит.

Но пали руки,

И стайкою, наискосок,

Уходят запахи и звуки.

Обесцвеченный и обеззвученный мир! Как это страшно! Поверьте, дети тоже глубоко переживают горе и мир для них тоже резко изменяется, мрачнеет, подавляет серыми и черными цветами, которые дети так не любят.

Зато радость, веселье, любовь преображают мир, приближают к нам его красоту, не замечаемую в других состояниях нашей души.

…Как добр, кто любит, как огромен, как зряч к значенью красоты! Мой город, словно новый город, мне предъявил свои черты… Я знаю истину простую: любить — вот верный путь к тому, чтоб человечество вплотную приблизить к сердцу и уму.

Это опять Б. Ахмадулина. Поэты порой точнее и лаконичнее доводят до нас самую суть сложнейших психологических явлений, нежели ученые. Особенно это касается нашей эмоциональной жизни. Сильные переживания, эмоциональные потрясения, как всемогущий режиссер, меняют композицию окружающего мира: внезапно выводят на передний план ранее не замечаемые предметы, отодвигая другие на задний план, за кулисы. Эмоциональные вспышки, изменяющие драматургию окружения, так же свойственны детям, как и взрослым. А мы, взрослые, не всегда это учитываем, не всегда осторожны в своих прикосновениях к эмоциям детей, к их переживаниям.

Радуясь яркой эмоциональности детей, всегда будем помнить, что за этим стоит. Как изменяется мир в зависимости от переживаний. Поэтому вы, взрослый, и ребенок, который рядом с вами, можете находиться в этот миг в совсем разных мирах и видеть разное. Вот поэтому и важны общие переживания, сопереживания взрослого и ребенка. От этого во многом зависит понимание и принятие ребенка таким, каков он есть.






map