занятие 6



Занятие 6.

подготовка

Как всегда, необходимы наши главные герои, а также текст рассказа В. Осеевой «Сыновья» и две серии картинок: на первой – изображения трех мам: старой, больной; печальной, средних лет и молодой, красивой, веселой. На второй – три мальчика: один кувыркается, второй поет и танцует, а третий — тащит ведра с водой.

Хорошо еще вместе с детьми попытаться сделать из бумаги и картона макет Тридесятого царства. Но можно этим заняться и после проведения игры-занятия.

тридесятое царство

В комнате сразу потемнело. Надвигалась гроза. Верхушки деревьев заметались и стали похожи на сказочных чудовищ, одни из них на что-то жаловались, чего-то хотели, другие грозили. Становилось немного страшно. Данилка подошел к окну. Сверкнула молния — и через некоторое время тишину разорвал грохот. Было жутко и весело одновременно. «Хочу в сказку, хочу испытать себя», — решил Данилка.

Солнечный Зайчик, расскажи, пожалуйста, про царство сказок, — тихо попросил он своего друга.

Про Тридесятое царство? Хорошо, закрой глаза и слушай. — А зачем закрывать глаза? — удивился Данилка. Чтобы немного отвлечься от всех этих предметов, которые тебя окружают, и представь себе сказочный мир. Ну, впрочем, если ты не умеешь представлять себе мысленно, то я помогу тебе. Открывай глаза. Вот тебе волшебный бинокль. Сейчас я настрою его.

Солнечный Зайчик немного покрутил линзы и передал бинокль мальчику.

Данилка поднес бинокль к глазам… Сначала его ослепило яркое сияние, а потом стало темно. Данилка только хотел сказать Солнечному Зайчику, что ничего не видит, но как раз в этот момент начал различать зубчатые башни, высокие стены, огромную долину, дремучий лес… Изображение то приближалось, то удалялось, хотя Данилка держал бинокль неподвижно.

— Теперь можешь не смотреть в бинокль. Он уже сделал свое дело —настроил твои глаза на сказочное царство. Слушай меня и будешь все это видеть.

Далеко-далеко, за горами, за морями, за дремучими лесами, за тридевять земель, в Тридевятом царстве, в Тридесятом государстве находится огромная страна Сказки. Туда нельзя приехать ни на машине, ни на поезде, невозможно прилететь на самолете или на вертолете, нельзя приплыть на пароходе, даже в ракете и то – нельзя… Но туда можно просто перенестись, вообразить себе этот мир и что там происходит. Там побывали все дети нашей Земли, а когда они вырастали и становились взрослыми, они снова возвращались туда со своими детьми… Кто побывал там однажды, уже никогда не забудет эту волшебную страну и будет стремиться туда снова и снова…

Ты ведь помнишь, Данилка, как с Иваном-царевичем или с Буратино ты шел рядом, прятался, догонял или убегал, защищался или погибал? И вновь стремился вперед, к Добру и Справедливости… Сколько раз тебе было страшно, даже жутко, сколько раз ты отчаивался и радовался, возмущался и смеялся! Но как бы тебе ни было страшно, ты опять хотел пережить все сначала…

А помнишь, когда ты был совсем маленьким, мама читала тебе твои первые сказки. Вот они, смотри… Сразу же за сказочными воротами раскинулась Долина Детства. Ты хорошо видишь ее?

Да! — воскликнул Данилка. — Все такое знакомое.

Посмотри на Тридесятое царство. Там ты должен многое узнать и рассказать своей маме. Она ведь очень давно не была там и, наверное, все забыла. Вот оно, Тридесятое царство!

Взрослый: Давайте и мы вспомним наши первые сказки.

Знаешь, Зайчик, мне кажется, что в Долине мне знакома каждая тропинка, что по ним я проходил, пробегал много раз. А вот на Холмах Волшебных Сказок… Здесь есть и незнакомые мне сказки или я их просто забыл. Смотри, вон идет Кот в Сапогах с мешком, а я знаю, что у него в мешке; а вон Золушка бежит с бала в одной туфельке, а вон Нильс с гусем Мартином. Как много сказок, оказывается, мне читали! Слушай, Солнечный Зайчик, какие же все-таки разные герои сказок! Вот, например, Золушка, Герда или Иван-царевич — они такие хорошие, такие добрые, что, я думаю, в жизни похожих на них нет.

Ты так думаешь? — переспросил Зайчик. [!]

Есть, конечно, есть — моя мама! А некоторые, — продолжал Данилка, — очень похожи на ребят, которых я знаю. Например, веселый и озорной Буратино, Карлсон и Малыш. Вообще мне кажется, что Буратино и Карлсон чем-то похожи! [!]

Взрослый: А вы как думаете?

А Стойкий оловянный солдатик — совсем необыкновенный герой. Его очень жалко, но когда я слушаю эту сказку, мне как-то делается и радостно и печально сразу.

Взрослый: А вам, дети?

Мне тоже, — грустно улыбаясь, ответил Солнечный Зайчик.

Слушай, Зайчик, а вот Бармалей, Кащей Бессмертный, разные колдуны злые, их ведь в жизни нет, правда?

Правда!

И таких жестоких, как злые герои сказок, ведь в жизни не бывает?

В детской жизни нет и не должно быть!

А во взрослой? — тихо спросил Данилка.

А во взрослой все есть, только по-другому выглядит. — Солнечный Зайчик вздохнул и задумался. — Но взрослые, как солдаты, охраняют детскую жизнь и не дают туда проникнуть Злу.

Значит, в сказках есть все, совсем как у взрослых, только в другом виде, да-?

Да, да, ты прав, малыш, именно так!

Зайчик, мне так хочется попасть в Тридесятое царство: Ты ведь можешь, наверное, это сделать?

Могу-то могу, но надо заслужить право попасть туда. И потом, надо очень твердо знать правила, как там себя вести, ведь можно и повредить сказку, а так много детей, которые ее еще не читали! Ты меня понимаешь?

Да, понимаю!— Данилка даже закричал от нетерпения. — Там нельзя ничего нарушать, да?

Да, верно, главное правило ты знаешь. Осталось только заслужить право на вход в Тридесятое царство.

Я заслужу! Что надо делать?

Делать ничего не надо. Я тебе скажу, когда ты заслужишь.

А если я никогда не заслужу, я ведь не знаю, что делать, — растерялся Данилка. — Может, мусор вынести, или пол подмести, или…

Все это надо делать просто гак, чтобы помочь маме и бабушке, а не ради награды, — тихо сказал Солнечный Зайчик. — Чтобы войти в Тридесятое царство, надо быть внутренне готовым… Не понимаешь?

Данилка отрицательно покачал головой.

Ну, не грусти, я думаю, ты заслужишь. Вот послушай, что было однажды…

В. ОСЕЕВА

СЫНОВЬЯ

«Две женщины брали воду из колодца. Подошла к ним третья. И старенький старичок на камушке отдохнуть присел.

Вот говорит одна женщина другой:

Мой сынок ловок да силен, никто с ним не сладит,

— А мой поет, как соловей. Ни у кого голоса такого нет говорит другая.

А третья молчит.

Что же ты про своего сына не скажешь? — спрашивают ее соседки.

Что ж сказать, — говорит женщина. — Ничего в нем особенного нет.

Вот набрали полные ведра и пошли. А старичок — за ними. Идут женщины, останавливаются. Болят руки, плещется вода, ломит спину.

Вдруг навстречу три мальчика выбегают. Один через голову кувыркается, колесом ходит — любуются им женщины.

Другой песню поет, соловьем заливается — заслушались его женщины

А третий к матери подбежал, взял у нее ведра тяжелые и потащил их.

Спрашивают женщины старичка.

Ну, что? Каковы наши сыновья?..»

Солнечный Зайчик замолчал, перестал рассказывать.

А что дальше? — заторопил Данилка. — Что ответил женщинам старичок?

А как ты думаешь?

Я думаю, так: «Все мальчики очень хорошие, потому что надо закаляться, быть сильными, родители тогда будут очень рады. Еще родители любят отдавать детей в музыкальные школы: поэтому им приятно, что их сын поет, как соловей! Ну, и помогать маме нужно, да эго же знают все дети». Правильно я думаю?

Правильно-то, правильно, да не совсем.

Взрослый: Согласны ли вы, ребята, с Данилкой? [!]

А что же все-таки ответил старичок? — настаивал Данилка. Ему хотелось убедиться, что старичок с ним во всем согласен.

А Солнечный Зайчик продолжал чтение:

«Спрашивают женщины старичка:

Ну что? Каковы наши сыновья?

А где же они? — отвечает старичок. — Я только одного сына вижу!»

Вот и весь рассказ, — закончил Солнечный Зайчик.

Что-то я не понял, — удивился Данилка. [!]

Взрослый: Ребята, посмотрите на картинки. Видите, тут три мамы и три сына. Скажите, что делает каждый из мальчиков и какая мама его?

Задание для взрослых: Пусть ребенок попробует ответить на эти вопросы и объяснит, почему он так думает. И далее по тексту — каждая фраза требует участия ребенка.

Мне кажется, все мальчики такие хорошие, они не озорничают, делом заняты все-таки. Зайчик, по-моему, этот старичок слишком строгий?!

Но два мальчика не сделали самого главного… [!]

Да, да. Они не взяли ведра у своих мам. Но ведь мамы все равно радовались, они даже гордились ими!

Данилка, мамы все очень добры к своим детям, мамы очень гордятся успехами своих детей, даже тогда, когда им самим тяжело, они этого не замечают, потому что в этот момент не думают о себе… А вот о ком думали два первых мальчика? [!] Думали они о том, что их мамам очень трудно, что они устали? [!]

Нет, они, наверное, думали только о себе. Послушай, Зайчик, а может быть, третий мальчик тоже умеет петь или даже играет на скрипке, правда? Он просто не показывает себя всем, он не хвастун. А что он сильный — это уж точно, вон какие тяжелые ведра несет и даже не согнулся. А те две женщины совсем к земле пригнулись. Этот мальчик не только мамин помощник, он вообще очень хороший, добрый — это же и по лицу видно, и к тому же не выхваляется. Он, он…

Ну, какой он? — поддержал Данилку Зайчик. [!]

Он… скромный, — наконец нашел нужное слово Данилка.

Да вот же его мама. Теперь я точно знаю, какая она. Зайчик, мне хочется, чтобы и моя мама всегда была такая!

Ты молодец, Данилка. Наверное, скоро ты заслужишь право войти в Тридесятое царство.

Данилка решил, что теперь он не только будет к словам прислушиваться, чтобы понять, что они значат, но и ко всему присматриваться — к походке людей, к их позе, к лицу. Да и голоса-то всегда звучат по-разному: то тихо и печально, то громко, весело…

педагогическая летучка

Поговорим но этот раз об эталонах, образцах поведения. В приведенном эпизоде один из мальчиков воспринимается как эталом. Не хотелось, чтобы столь примитивным распределением ярлыков все и закончилось. Особенно нежелательно, чтобы дети считали, что все поющие и занимающиеся спортом отрицательные герои. Мы подсмотрели их жизнь в определенный момент, но жизнь изменяется и меняются наши герои и наше отношение к ним.

А для нас с вами гораздо важнее, насколько стандартные образцы являются для детей действительно значимыми, авторитетными персонажами. Психологи говорят: «значимый другой» — это понятие ввел американский исследователь. Что же такое — значимый другой? В чем проявляется его значимость? Значимость может быть выражена через те изменения, которые произошли со мной под влиянием этого индивида, т.е. я становлюсь объектом влияния значимого другого. Но может быть и иначе. Например, ценности и потребности мои и значимого для меня другого совпадают; тогда мы субъекты взаимодействия. Для детей, несомненно, круг значимых других определяется в первую очередь эмоциональной привлекательностью, а также их возможностями удовлетворять познавательные потребности детей. Это. конечно, прежде всего близкие люди — родители, родные, воспитатели. В круг таких значимых лиц могут быть включены персонажи сказок.

Проведем небольшое экспериментальное исследование. Попросите ребенка нарисовать картинку в присутствии (это может быть кукла или портрет), например, Карлсона. Буратино, Бабы Яги, Золушки, Карабаса Барабаса или других отрицательных и положительных персонажей (значимые другие могут быть и «с плюсом и с минусом»). Скажите ребенку: «Карабас Барабас хочет посмотреть, как ты нарисуешь эту картинку». Может быть поставлена фотография мамы, если дело происходит в группе, или воспитателя, если — в семье. Потом сравните рисунки и проанализируйте их. Есть разница? Спросите ребенка: почему он так нарисовал под взглядом Бабы Яги, a вот под взглядом мамы (или воспитательницы) — по-другому? Или так же?

Далее можно попросить ребенка нарисовать картинки уже для тех же героев или близких людей (а не под их взглядом) и сравнить с первым рядом.

Знать, кто для ребенка значимый, а кто — нет, очень важно. Ведь значимые другие во многом создают нас, формируют нашу личность.




map