занятие 8



Задание 8.

подготовка

Сегодня нам понадобятся Ворота в Тридесятое сказочное царство, да такие, чтобы они открывались и закрывались, и мудрая Сова с закрывающимися глазами.

Далее к сказке А. Н. Толстого «Топор» надо сделать дуб с вращающейся кроной: засохшими голыми ветками и зеленой кудрявой листвой. Ствол (стержень) оклеить бумагой, раскрашенной в цвет коры. Сверху укрепить плоскостной двусторонний рисунок: крона зеленая (с одной стороны) и голые ветки (с другой стороны). Кроме того, надо подготовить маленькие таблички, на которых написано: «Помогай маленьким и слабым», «Будь добрым и внимательным», «Заступайся за слабых», «Хорошо веди себя» и другие, — а также булавки, которыми эти таблички будут кое питься к дубу.

Можно вырезать старичка-лесовичка. И как всегда с нами — наши постоянные герои.

СЧАСТЛИВАЯ ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК МЕЧТА НАЧИНАЕТ СБЫВАТЬСЯ

Данилка очень услал от своих размышлений.

Напомните детям о размышлениях Данилки

И вдруг он заметил своего друга, Солнечного Зайчика. Тот был очень весел, в комнате — светло и радостно, как будто бы все кругом беззвучно пело.

«Значит, все хорошо, все правильно!» — подумал мальчик.

Конечно, Данилка, все хорошо, — подтвердил его мысли Солнечный Зайчик. — Я уже могу взять тебя с собой в Тридесятое царство.

Ура-а-а! — завопил Данилка. Наконец-то сбывалась его мечта. Он побывает в сказочном царстве, увидит все своими глазами, потрогает руками. «Да трогать-то там ничего нельзя», — вспомнил он.

Здесь пройдет всего несколько минут, а там, в Тридесятом царстве, время совсем другое — сказочное. Мы будем там долго-долго и все увидим. Ты готов, Данилка?

Готов, — ответил мальчик.

И в тот же миг они оказались у огромного зеленого Дуба. Почти до горизонта тянулась высокая каменная стена. Данилка заметил тяжелые кованые Ворота, на которых сидела очень большая Сова.

«Надо же, днем все видит! — удивился мальчик. — А как же туда войти? Вон на Воротах какой замочище!»

Ворота сами откроются, если решат, что ты можешь пройти в Тридесятое царство! — сказал Солнечный Зайчик.

Но ты говорил, Солнечный Зайчик, что я уже заслужи;! право попасть в Тридесятое царство.

Да, я говорил это и теперь так считаю.

Взрослый: А вы готовы? И уже заслужили право туда войти?

Данилка стоял у Ворот и рассматривал их, а Сова сверху тоже посматривала на него. Ворота даже не скрипнули. «Что-то надо делать, —думал Данилка. — Может, их смазать маслицем, — вспомнил Данилка сказки, — только у меня его нет. Эти Ворота смазаны и, если считают нужным, открываются».

Сезам, отворись! — крикнул Данилка.

Ничего!

Снип, снап, снурре, люре, базилюре!

То же самое.

Чик-трак!—уже совсем отчаялся мальчик.

Ничего. Только Сова посмотрела на него насмешливо как-то, одним глазом.

Ворота и Сова должны быть уверены, что ты, Данилка, надежный человек…

Так разве я ненадежный?! — возмутился Данилка. — Я же все хорошо понимаю.

А все и не надо. Надо очень глубоко понимать и чувствовать, что такое хорошо и что такое плохо!

Ой, да это я очень хорошо понимаю, даже знаю наизусть. Помнишь, Зайчик, я же читал тебе стихи…

Я помню, но дело не в стихах.

Так я и без стихов знаю. Вот слушай. И вы, Ворота и Сова, тоже слушайте: надо быть добрым, помогать другим, слушаться старших, уважать их, жалеть маленьких и вообще всех людей, животных и растения, заступаться за слабых, не обижать девочек, хорошо себя вести в детском саду, быть внимательным…

Хорошо, хорошо, — перебил его Зайчик. — Ты действительно все это знаешь. А помнишь ты об этом, когда бывает нужно, или забираешь?

Иногда помню, иногда забываю.

Это не должно забываться, Данилка.

Я знаю, что нужно сделать: написать огромными буквами плакаты и развесить их на улицах и площадях во всех городах Земли, и в домах тоже. Чтобы люди ходили, смотрели и читали. Тогда никто не забудет этих правил, и все будут хорошими, добрыми. Правильно, Зайчик? [!]

Ты думаешь, это поможет? — удивился Солнечный Зайчик.

Но Данилку осенила почти гениальная идея — надо показать этим непробиваемым Воротам, что он и есть самый надежный человек.

Вот видишь, Зайчик, этот Дуб — он такой большой, что даже не видно его верхушку. Нужно сделать таблички с правилами поведения и прибить к этому Дубу, чтобы…

Как прибить?! — удивился Солнечный Зайчик, он был так поражен, что даже перестал светиться.

Как? Очень просто! — возбужденно продолжал Данилка. —Давай попробуем. Только вот нет табличек с правилами.

Это легко сделать, — прохрипела сверху Сова и стала сбрасывать сверху неизвестно откуда взявшиеся таблички. На них были написаны все «правила жизни». Наконец на землю упала последняя табличка, а следом за ней молоток и коробка с большими гвоздями.

«Только бы не подкачать! Я покажу Воротам и Сове, как здорово забиваю гвозди и приколачиваю дощечки. Меня этому научил папа!» — с гордостью

думал Данилка.— Да, табличек многовато. Ну, ничего, справимся! Ой, какой высокий Дуб!— Данилка запрокинул голову, но вершину так и не смог увидеть. — Эх, лестницу бы сюда!»

И в тот же миг около Дуба появилась необычайно длинная лестница. Данилка взял одну табличку и полез наверх. Пока он приколачивал одну, еще десять оказались уже прибитыми. 1ак он быстро справился с делом.

Когда все таблички были на месте, Данилка решил издали полюбоваться своей работой. И что же он увидел!.. Еще недавно зеленый, могучий, Дуб стоял теперь сухой и мертвый, и лишь во все стороны торчали таблички с правилами.

Задание для взрослых: Вы должны заранее укрепить таблички на дубе с той стороны, где сухие ветки, и показать детям.

Что же теперь делать? — испугался Данилка. — И Солнечный Зайчик куда-то пропал — нигде не видно. Что я наделал! Теперь мне никогда не попасть в Тридесятое царство?!

Чем больше смотрел Данилка на Дуб, тем больше ему делалось не по себе, даже совсем жутко стало. Такой огромный Дуб — и мгновенно погиб, высох. Кругом стояла мертвая тишина. Вдруг вблизи что-то зашуршало. Шорох шел из дупла.

«Надо заглянуть туда», — подумал Данилка, но никак не мог решиться.

Данилка все-таки решился и заглянул в дупло. Там было совсем темно, и в глубине что-то возилось. Данилка хотел отскочить, но пересилил себя. Потом он стал различать что-то светлое и лохматое, услышал какое-то кряхтенье. Было очень трудно понять, что это?

Взрослый: А как вы думаете, что там было?

Данилка не испугался и не отбежал от дупла. И вот из дупла высунулось сморщенное личико и белая борода. Какое-то маленькое существо откашлялось и произнесло:

Здравствуй, Данилка. Я — старичок-лесовичок.

Здравствуйте, старичок-лесовичок. Как вы себя чувствуете? — Данилка решил на всякий случай быть очень вежливым.

Спасибо, неплохо. А у тебя, видно, неприятности. — Старичок-лесовичок внимательно глазками-буравчиками всматривался в лицо Данилки.

Он совсем вылез из дупла и увидел… Дуб.

Да-а, — протянул лесовичок, — разукрасил ты дерево, ничего не скажешь! Дуб-то был живой!!!

Данилка опустил голову. Все пропало!

Садись-ка, Данилка, вот сюда, на эту кочку, и послушай одну нашу лесную историю. Но сначала скажи мне, пожалуйста, ты знаешь, что такое топор?

Да, знаю, инструмент такой, им дрова рубят. Я видел у бабушки в деревне.

Правильно. Это полезная вещь в хозяйстве? [!]

Конечно, полезная.

Ну вот, а теперь слушай.

А.Н. Толстой

ТОПОР

«Пошел топор по дрова.

Постукивает по горелым пням, посмеивается:

Моя воля: хочу — зарублю, хочу — мимо пройду, я здесь хозяин.

А в лесу березка росла, веселенькая, кудрявая, старым деревьям на радость. И звали ее Люлинькой.

Увидел топор березку и стал куражиться:

— Кудрявая, я тебя подкудрявлю, начну рубить — только щепки полетят…

Испугалась березка.

Не руби меня, топор, мне больно будет.

А ну-ка, поплачь!

Золотыми слезами заплакала березка, веточки опустила.

Меня дождик в невесты сватал, мне жить хочется.

Захохотал железный топор, наскочил на березку — только белые щепки полетели. Заугрюмились деревья, и пошло шептать про злое дело по всему лесу темному, вплоть до калинового моста.

Срубил топор, повалилась березка и, как была, легла, кудрявая, в зеленую траву, в цветы голубые.

Ухватил ее топор, домой поволок.

А идти топору через калиновый мост. Мост ему и говорит:

Ты это зачем в лесу озорничаешь, сестер моих рубишь?

Молчи, дурак, — огрызнулся топор, — рассержусь и тебя зарублю.

Не пожалел спины, крякнул, и сломался калиновый мост. Топор шлепнулся в воду и потонул.

А береза Люлинька поплыла по реке в океан-море».

Ну, что ты скажешь про березку Люлиньку? — спросил старичок-лесовичок. [!]

Ее очень жалко, она же была живая и красивая. И такая… нежная.

А как тебе понравился топор? [!]

Что вы, старичок-лесовичок, он гадкий, злой, противный!!

Данилка, так это же полезная вещь! [!]

Какой же он полезный? Это просто разбойник, вредитель настоящий![!]

Так им же дрова рубят, ты ведь видел в деревне.

А-а-а, тот топор совсем другой. [!] Тот простой, настоящий топор. Он правда нужный. А про которого вы рассказали, совсем другой. Он сказочный и злой.

Он утонул, тебе не жалко его? [!]

Нет, не жалко, — нахмурился Данилка. — Он очень жестокий. Ведь Люлинька так его просила — не рубить! А вот если бы в речку упал простой топор, ну, обыкновенный, я бы его сам достал или папа, если там глубоко. А этот — никогда!

Данилка, а тебе еще кого-нибудь жалко из этой истории, кроме Люлиньки, конечно? [!]

Данилка немного помолчал.

— Да, мне еще мост жалко. Он себя не пожалел, чтобы за Люлиньку наказать топор!

Да, мост сделал свое дело. Вот и ты, Данилка, теперь принимайся за работу. Надо немедленно освободить Дуб от твоих табличек, хоть они и очень правильные.

А как? — растерялся Данилка. — Ведь таблички крепко прибиты. Я старался! — И Данилка опять низко опустил голову.

Ничего-ничего, начинай, — весело заторопил его старичок-лесовичок.

Данилка дернул первую табличку. Она не поддавалась. Тогда он дернул

посильнее, а потом — изо всех сил. Табличка скрипнула и отскочила. Данилка отбросил ее далеко от дерева. И тут случилось чудо! Настоящее сказочное чудо! Все остальные таблички стали на глазах очень тоненькими и маленькими, сухими и легкими, совсем как желтые осенние листья. Они начали сами отлетать от ствола и, немного покружив в воздухе, упали на землю. Когда Данилка поднял один такой сухой лист, он рассыпался у него в руках, и от него вообще ничего не осталось.

(Быстро снимите таблички.)

А теперь посмотри на Дуб, — сказал тихо старичок-лесовичок. — Что еще нужно, чтобы помочь Дубу?

Данилка открыл было рот, чтобы сказать, а старичок ему:

Правильно ты думаешь! Нужно принести воды.

А куда идти-то? И лес какой страшный кругом! — забеспокоился Данилка.

И тут он услышал крик Совы.

Она зовет меня куда-то, пойду за ней.

В лесу было темно. Но Данилка шел за Совой, показывающей ему дорогу. И вдруг показалось озеро.

«Должно быть, оно очень глубокое?» — подумал Данилка и наклонился к воде. И увидел… чудовище?!

Он зажмурился и набрал полное ведро. В тот же миг он оказался у Дуба. Старичок-лесовичок ждал его.

Теперь полью дерево, а водичку эту, и лес, и озеро навсегда запомню, — со вздохом сказал Данилка лесовичку. [!]

Данилка поднял голову и даже открыл рот от удивления — Дуб, живой и могучий, раскачивал своими ветками и кивал кудрявой зеленой головой. И листва гудела от этого и вся переливалась.

(Поверните крону зеленой стороной.)

А вот и Солнечный Зайчик! Как обрадовался ему Данилка. Зайчик тоже был очень доволен.

«Как хорошо, что Дуб ожил! Конечно, таблички даже с хорошими правилами нельзя прибивать к живому дереву», — думал Данилка.

А вообще-то нужны эти таблички, Данилка? — спросил, улыбаясь, Солнечный Зайчик. [!]

Нет, я думаю, эти правила надо все держать в голове.

А ты уверен, что именно в голове? [!]

Данилка задумался. Он опять вспомнил Димку, его перепачканное, заплаканное лицо, вспомнил, как что-то в сердце сжалось, оно как-то особенно гулко застучало и что-то изнутри, какая-то сила толкнула его к Димке, хотя это была не какая-то, а именно его сила. Но сила чего? [!] Сила жалости, любви к этому обиженному мальчику? Ведь так, наверное?!

Надо все эти правила хранить не только в голове, но и в сердце, — тихо сказал мальчик и посмотрел на Солнечного Зайчика.

А что это значит? — спросил Солнечный Зайчик.

Данилка не знал, что ответить. Вернее, он все это знал, но не мог подобрать нужных, точных слов.

Я вижу, что ты правильно это понимаешь. И ты уже доказал это на деле.

Взрослый: А вы помните, когда Данилка отзывался сердцем на беду или радость других людей? А когда сердце у него молчало, хотя правила он все знал хорошо? Вспомните и расскажите об этом.

Почему же сердце не всегда чувствует, что делается вокруг? — спросил

Данилка.

Со временем оно станет у тебя очень чутким, если, конечно, ты этого сильно захочешь!

Я сейчас этого хочу, очень сильно! — медленно, нажимая на каждое слово, произнес Данилка.

И тут опять произошло чудо. Сова захлопала крыльями, и глаза ее вспыхнули, как фары у машины. Замок запрыгал и отвалился. Ворота заскрипели и медленно отворились. За Воротами открывалась дорога, широкая, извилистая, убегающая вдаль. А там вдали было видно сияние вроде радуги. Там начиналась Долина Детства.

Данилка помедлил, переступил порог и пошел по дороге. Он услышал, как со скрипом закрылись Ворота. Но мальчик даже не оглянулся. Он шел туда, куда вела его дорога, в Тридевятое царство, в Тридесятое государство! Он был уверен, что там его сердце научится быть чутким! За ним по flopoie прыгал Солнечный Зайчик! Не мог же он оставить мальчика одного, ведь они же друзья!

Пойдем с нами, наш маленький читатель. Не бойся! Что бы ни случилось, в этом царстве побеждают всегда Добро и Справедливость.

Видишь, уже видна Долина Детства!

педагогическая летучка

Итак, вы познакомились с первой главой нашей книги. Это как бы вступление в мир сказки. Мы пытались обратить ваше внимание на отношение ребенка к окружающему миру и к людям, самым близким и незнакомым. Попробуйте теперь вспомнить, как дети, хотя бы некоторые, относятся к старшим (бабушке, дедушке), к маленьким, к животным, игрушкам и предметам быта.

Мы рекомендуем вернуться к вышеприведенным заданиям вместе с детьми, но теперь уже больше обсуждать события (недавние и отстоящие во времени) из их собственной жизни. Вспомните, как они поступали в аналогичных ситуациях. Может быть, вам удастся в этих беседах выяснить, что дети переживали во время тех событий, которые особенно запали им в душу.

И теперь главное: желательно, чтобы вы наметили (хотя бы очень приблизительно) для себя ответы на следующие вопросы:

Замечает ли ребенок боль или радость другого человека? Понимает ли он «язык эмоций, язык чувств», т.е. может ли по выражению лица, по жестам, позам, интонации более или менее верно определить состояние другого человека?

Как он выражает свое сочувствие: только на словах (подбирает ли при этом нужные, искренние снова) или старается, насколько это в его силах, помочь чем-то?

Умеет ли он радоваться успехам своих близких — взрослых и маленьких, других ребят в детском саду и во дворе — или же чувствует зависть?

Часто ли обижается ребенок? Достаточно ли обоснованны его обиды?

Умеет ли он держать свое слово и нести ответственность за взятое на себя дело?

Проявляет ли он жестокость по отношению к животным, игрушкам или даже близким? Может ли он, заступаясь за обиженно- к., не испугаться и выступить против многих или даже всех присутствующих? Умеет ли проявлять жалость, сострадание, т. е. приласкать, погладить, утешить, отвлечь от горя и т д.

Знает ли ребенок нормы и правила поведения? Соответствуют ли знания этих норм его поступкам и действительному отношению к людям?

Если педагог сможет ответить на вопросы письменно, то он получит некоторое подобие эмокиограммы каждого ребенка, правда не «чистой», а с элементами социограммы. Но! Самое главное здесь — не давать категорических законченных оценок. Мы знаем, ребенок растет, личность его формируется, складывается, поэтому будьте особенно осторожны. Следует помнить — ребенок постепенно осваивается в нашем мире и многое понимает по-своему, часто не ожидая очевидных, на наш взгляд, последствий.

И еще — очень важно заметить раннее проявление жестокости. Если вы заметили, что кто-то из детей проявил жестокость по отношению к другим, отнеситесь к этому как к случайному моменту и проявите особое внимание к этому ребенку, будьте с ним поласковее. Насторожить вас должно лишь упорное повторное проявление детской мстительности, жестокости. Понаблюдайте за таким ребенком во время «проигрывания» эпизодов с потерянными щенками или с малышом Димкой. Как он реагирует? Безразличен ли он, или же вы уловили у него неадекватные эмоции: он, на пример, радовался горю потерянных щенков, его продолжала до конца смешить ситуация с Димкой? Но не совершите при этом большой педагогической ошибки — не начинайте прямо, в лоб, убеждать ребенка в его неправоте или, еще хуже, стыдить его перед другими детьми.

Что же делать? Попробуйте вот что. Вы ведь изучили нашу книгу и знаете все ее эпизоды. Перед эпизодом, который у многих детей должен бы вызвать эмоции сочувствия, сострадания, посадите такого ребенка рядом с особенно чувствительным, тонко реагирующим мальчиком или девочкой и предложите им держаться за ручки, крепко-крепко. Понаблюдайте, чтобы эта их естественная связь не прекращалась.

Попробуйте и вы с ним подержаться за руки во время ваших занятий-игр. Тогда, конечно, занятие должен вести ваш помощник. Постарайтесь проникнуться чувствами и мыслями ребенка, делитесь с ним своими переживаниями, не отпуская руки: «Что же будет со щенками, а?», «А Димка-то, наверное, сильно ушибся, да?».

Хотелось бы, чтобы вы своими наблюдениями и результатами поделились с нами. Скажем откровенно: используя этот прием, мы добивались больших позитивных сдвигов, но, к сожалению, далеко не всегда. Как это получилось у вас?

Теперь — последнее. Мы уже обращали ваше внимание на то, что наше введение в Сказку по содержанию и по своей методической насыщенности довольно сложное. Мы сделали его таким сознательно: ведь мы ориентируемся на детей 3—5 лет, а это довольно емкий возрастной диапазон.




map