Между вечностью и бытом Елена Галеркина Графика Коллаж



Между вечностью и бытом

Заинтересованным зрителям представлена очередная выставка произведений художника из Санкт-Петербурга Елены Александровны Галеркиной.

Елена Галеркина работает в технике коллажа (от французского – «приклеивание»), используя бумагу, картон, ткань и другие материалы для создания картин, ибо то, что получается, является картинами в подлинном значении слова.

Бумага – материал фантастический. Её возможности безграничны. Она может быть плотной или прозрачной, гладкой или рифлёной, блестящей или матовой. Если скрутить, скомкать, а потом расправить, она будет меняться, всякий раз сохраняя следы твоих рук. Вот только из обрывков бумаги, как из осколков, нельзя сложить слово «вечность». Бумага призрачна. Работа может выглядеть незавершённой. Но именно этот зыбкий и чистый образ трогает душу.

Таковы произведения Елены Галеркиной, набранные из цветной бумажной мозаики, овеянные лёгкими бумажными ветрами.

В мастерской художника создаётся уникальный образ Петербурга. «Розовый вечер» (б., коллаж, 2007), «Весна за окном» (б., коллаж, 2008), «Зимний вечер» (б., коллаж, 2010) – природа изменчивая и разная, вечная и прекрасная даже в будничных проявлениях.

На картине «Снова апрель» (б., коллаж, 2002) яркая и холодная весна. Солнечный свет отражают и преломляют стены домов, крыши и окна запутанных петербургских двориков. Работа мастерски скомпонована. В центре дерево, которое зрительно делит лист по вертикали на свет и тень. Собаки и человек, увидевший кота на красной крыше или семейную сцену в окне, небесные птицы – все участники жанровой сценки расположены по диагонали. Здесь и задор, и мягкий юмор. И будто об этом стихи Б.Чичибабина:

Что любимо – то вечно и светом стучится в окно,

Счастье щурится с неба – вот только никак не изловим.

И смеётся душа не тому, что мир тёмен и злобен,

А тому, что апрель и любимое с вечным одно.

Тот же композиционный приём использован в работе, посвящённой любимой Риге («Ночная Рига», б., коллаж,2010).

Характерные силуэты средневекового города: прорезные башенки, шар с флюгером – петухом, скульптура и античный маскарон, а рядом – грифоны или химеры. Возникает ощущение декорации к спектаклю под названием «жизнь».

А в этой жизни «есть город золотой с прозрачными воротами и яркою звездой» (как в стихах А.Волохонского). Небесно-голубая звезда на фоне космической темноты. Лев, вол, орёл и ангел будто открыли «прозрачные ворота», за которыми предстал сияющий город, где чудесным образом слились здания с античными колоннами, минаретами, куполами и маковками церквей. Здесь и птица–павлин, собравшая хвостом звёздную россыпь. Однако внизу плывёт рыба–кит, разбрасывая фонтаны брызг, а лев резвится среди высоких трав. И это уже не рай, воспетый поэтами, а утренний сон, лёгкий и светлый, как в детстве («Город золотой», б., коллаж, 2011).

Путешествие, странствие, реальное и воображаемое, всегда влечёт художника. Европа старая и новая: Испания, Италия, Германия, Скандинавские страны. И всегда впечатления остаются на бумаге.

«Рождественская метель» (б., коллаж, 2011) – воспоминание о Финляндии. Сияющие звёздные лучи делят пространство на восемь секторов. Сверху – здания и деревья. Внизу – поющие волхвы с тимпанами и дарами и современный юноша с гитарой в руках. И музыка, образующая звёзды, блёстки, спирали, уходящие в небеса. И не кажутся странными лукошки, лейки, сосуды в правом углу – предметы быта, элементы бытия, где образы леса, поля и неба, где парят в облаках образы музыки. Центр композиции – звезда – смещён вправо и вверх. Если нет симметрии – нет покоя и устойчивости. Секторы разного размера будто вращаются, ибо движение есть способ существования реального и ирреального миров.

Символический круг присутствует во многих работах художника: «Европа новая» (б., коллаж, 2006), «Синий троллейбус», «Сон старой мельницы», (б., коллаж, 2010), «Рождественская метель», «Зимний сон» (б., коллаж, 2011).

Откуда-то из ночной глубины движется жёлто-голубой троллейбус. Перед зрителем будто развёрнуто внутреннее пространство: на заиндевелых окнах отпечатки тёплых рук. Сквозь прозрачное кружево можно прочесть стихи Булата Окуджавы: «Я в синий троллейбус сажусь на ходу, в последний, в случайный». «Москва, как река, затухает», отражая перевёрнутые дома, а тайный ветер колышет двойную цепочку огней. («Синий троллейбус», б., коллаж, 2010).

«Зимний сон» – одна из новых работ, образ бардовской песни Евгения Бачурина.

Я живу в пустом стеклянном доме

И сквозь стены вижу зимний сон.

Замерли деревья на пороге,

И судьба заснула с колесом.

Колесо похоже на корабельный штурвал. Вращаются, развиваясь и раскачиваясь, предметы быта: одежда, гитара, мольберт. Летят занавески, как малые паруса. На поверхности – следы снежного человека. А рядом – «человеко-кот», «женщина-енот», «рыба-пароход». И лёгкое касание двух рук.

Только искусству дозволено существовать от мира и не от мира сего в разных измерениях.

Вечность и быт, сказка и быль. Чего больше в жизни человека?

Перед зрителем открыты дверцы шкафа, где хранятся рождественские подарки. Часы уже пробили полночь, и огромные серые подданные королевы Мышильды пробираются, чтобы разорить кукольный дом. Но готов к сражению Щелкунчик, преображённый в прекрасного принца. Башенки и шпили старинного немецкого города отражаются в стеклянной дверце. Трубочист загляделся на танцовщицу в окошке, кипит кофейник, курится дымок трубки. Узнаваемые персонажи. Колорит, построенный на сочетании чёрного, серого с оттенками охры. Это рождественская сказка, подаренная художником и волшебниками Гофманом и Андерсеном. Здесь время едино, а прошлое и будущее реально существуют, образуя настоящее.

Работы Елены Галеркиной год от года становятся более изящными и совершенными и по композиции, и по колориту. Примеры тому – «Петербургский модерн» (б., коллаж, 2011) и «Сентиментальное свидание» (б., коллаж, 2011). Картины уводят зрителя в эпоху «серебряного века».

«Петербургский модерн» почти монохромный по колориту. Синий цвет северных небес, синяя гладь воды. Всего два – три оттенка. В центре причудливая ваза с букетом сказочных цветов. Вьющиеся стебли образуют сложный узор, стилистически близкий к орнаментам эпохи. И тут же сфинкс в золотом уборе. Вдали классические постройки прошлых веков и современный катер. Перетекающее пространство, тончайшие оттенки и сочетания серого и розового тонов. Стилизация – путь из настоящего в прошлое, единение разных эпох.

«Сентиментальное свидание» (б., коллаж, 2011) как будто подсмотренная сцена. Тяжёлый театральный занавес, за которым лужайка перед загородным дворцом. На переднем плане стол, накрытый для завтрака. Зритель становится участником происходящего. На лёгких стульях с витыми спинками шарф и шляпка с перчатками. Исчезли собеседники. Он и она. Кто они? Молоды, влюблены? Или не виделись много лет? Картина несёт в себе предвкушение радости, предчувствие значительного события. И неважно, когда оно происходит: сегодня или сто лет назад.

Произведения, созданные Еленой Галеркиной в последние годы, гармоничны, будто согреты внутренним теплом. И сами словно излучают свет. Это отражённый мир, быт, преображённый в бытие.

В мире только искусство вечно. Предназначение художника можно определить словами Бориса Чичибабина:

Между вечностью и бытом

Смотрит в небо мой приют.

Нелли Шкеле, искусствовед




map