Никита Сергеевич



На пленуме 5 марта Г.М. Маленков и Л.П. Берия, два наиболее влиятельных члена руководящей группы, по существу, продиктовали высшему партийному и советскому руководству решение о распределении ключевых постов в партии и государстве и о новой структуре органов высшего эшелона власти. Без всяких замечаний и обсуждений оно было единогласно принято пленумом Центрального Комитета. Фактически отстраненные Сталиным от власти представители «старой гвардии» Молотов, Ворошилов, Микоян получили высокие государственные посты, вернулись в узкий состав президиума ЦК КПСС.

Авторитет Хрущева в партии в то время был несравним с высоким авторитетом Маленкова, Берии, Молотова. По своим данным он, казалось, не мог претендовать на первые роли. Это была компромиссная фигура, одинаково приемлемая и для Маленкова, и для Берии.

Возвышение Хрущева было неожиданно быстрым. В решении пленума 5 марта 1953 г. была дана такая последовательность в перечислении членов президиума ЦК: Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов и — пятым — Хрущев. Эта последовательность определялась политическим весом каждого члена президиума, его местом в иерархии власти и соответственно значением тех постов, которые они занимали. Решением пленума Хрущев должен был сосредоточиться на работе в ЦК партии; каких-то иных определений, выделявших Хрущева из общего числа секретарей ЦК, не было. Маленков и Берия, выдвигая Хрущева, надеялись на доверительные отношения с ним. Они были, убеждены, что он не вступит в борьбу за лидерство. Угрозу в этом отношении Берия и Маленков видели в первую очередь со стороны Молотова, который, по их мнению, претендовал на роль преемника Сталина, имея огромный авторитет в партии, в ее высшем эшелоне.

Предложения Маленкова и Берии относительно места секретариата ЦК в системе власти лишь как внутрипартийного органа были расценены партийным аппаратом как попытка «умалить» роль партии и потому были решительно отвергнуты. Честолюбивые намерения Берии пугали членов президиума ЦК. Это была зловещая фигура.

Действуя согласованно, летом 1953 г. все члены президиума ЦК договорились об аресте Берии. Молотов как наиболее влиятельная фигура в президиуме ЦК оказал здесь большое, может быть, решающее влияние на других его членов.

Арест Берии в июне 1953 г. был осуществлен силами армии, быстро и на редкость безболезненно. В декабре 1953 г. Берия был расстрелян. В органах безопасности проводилась большая чистка. Это был удар, от которого эти органы долгое время находились в шоке.

После ликвидации Берии фактическим лидером партии стал Маленков. Он вел заседания президиума ЦК КПСС, был председателем Совета Министров СССР. Однако Маленков был обречен. Силы ему придавал союз с Берией. Отказавшись от этого союза, Маленков неизбежно должен был потерпеть фиаско. К тому же он, опытный партийный аппаратчик, по непонятным до конца причинам отказался весной 1953 г. от поста секретаря ЦК КПСС и таким образом выпустил из своих рук партийный аппарат — одну из определяющих сил советского режима.

В сентябре 1953 г. был установлен пост первого секретаря ЦК КПСС. Фактическое положение Хрущева закреплялось теперь и формальным решением пленума ЦК.

На пленуме был даже поставлен вопрос о выводе Маленкова из состава президиума ЦК. Однако среди предъявленных ему претензий не нашлось проступков, которые давали бы основание для такой постановки вопроса. При снятии Маленкова с поста председателя Совета Министров СССР атаку готовил Хрущев, но наиболее резкие высказывания, уничтожающие характеристики дал Молотов. На арене борьбы за личное лидерство реально оставались Хрущев и Молотов. С точки зрения Хрущева было целесообразно оставить Маленкова в составе президиума как весомый противовес Молотову.

Таким образом, довольно быстро в результате закулисных маневров внутри президиума ЦК КПСС Маленков был низвергнут как первое лицо, дискредитирован в глазах всей партии. Зато неизмеримо выросло влияние Хрущева, и он стал реально претендовать на роль лидера.

За непродолжительное время после смерти Сталина руководство партии подвергло критике, осудило и отвергло отдельные положения сталинской внутренней и внешней политики. Постепенно менялись некоторые приоритеты, бывшие до 1953 г. основополагающими.Однако руководство президиума ЦК избегало открытых заявлений о коренном изменении курса партии. Впрочем, долго это не могло продолжаться. Правящая партия нуждалась в четких установках. Ее руководству надо было определяться.

Президиум ЦК решил провести съезд в начале 1956 г. В ходе его подготовки развернулись острые дискуссии в президиуме ЦК. Резкие разногласия в конечном счете вызвали раскол среди его членов. Фактически сложились две группы. Одну из них возглавлял Хрущев, другую — Молотов; его наиболее активно поддерживали Ворошилов и Каганович.

Противостояние двух групп в президиуме началось с вопроса о Сталине, о культе личности. Острые дискуссии по этим вопросам состоялись в октябре 1955 г., когда Хрущев внес предложение информировать делегатов предстоящего съезда об имеющихся в распоряжении ЦК документах, свидетельствующих о преступлениях Сталина.

Историкам еще предстоит ответить на вопрос, почему именно с октября 1955 г. Хрущев стал столь резко выступать против преступлений Сталина.

Дело не в том, что в марте 1953 г. он — один из наиболее ревностных соратников Сталина — изощрялся в поисках мероприятий, государственных актов, долженствовавших увековечить память покойного «Великого вождя», выступил с предложением о создании Пантеона, ему принадлежала идея переименования городов. Обласканный вождем в последние годы его жизни, Хрущев хотел воздать должное благодетелю. Может быть, он и действительно верил в его величие. Трудно судить Хрущева за это. Многие заблуждались в то время, хотя он в отличие от многих обладал огромной информацией о деяниях Сталина, о его жестокости, о преступлениях, которые тот совершил. Но, видимо, тогда Хрущев не считал преступления Сталина преступлениями. Он и сам участвовал в них и видел в таких делах только высокое историческое предназначение. Но Хрущев был уверен, что о его причастности к преступлениям сталинской эпохи не будет сказано ни слова. Он смело обвиняет других. Документы о нем, если они еще оставались в архивах, были надежно закрыты. Досье на всех членов президиума ЦК после смерти Сталина оказались у Берии. После его ареста документы из его сейфа изымались секретарем ЦК Н.Н. Шаталиным, помощником Маленкова.

В 1955 г. по распоряжению Хрущева были уничтожены бумаги Берии, документы о Сталине и о других руководителях партии. Всего было уничтожено 11 бумажных мешков. Чем более надежно скрывались документы, тем более эмоционально осуждал Хрущев преступления, в которых и сам принимал активное участие.

Хрущев понял к 1955 г., что Сталина можно было или хвалить — относиться к нему как к великому вождю, восхищаться его мудростью (и таким образом оказаться в лучах его славы как человеку близкого окружения, соратнику), — или избрать позицию судьи и уничтожить Сталина, изобличая его преступления. Хрущев вначале избрал для себя первый вариант. Однако развитие событий, изменение общественного мнения к 1956 г. было таково, что от Сталина надо было отмежеваться и попытаться на этой новой волне приобрести себе авторитет.

XX съезд

Первоначально на заседаниях XX съезда не предполагалось специально обсуждать вопрос о культе личности Сталина, о сталинских преступлениях. В отчетном докладе ЦК КПСС обо всех этих проблемах было сказано осторожно и обтекаемо. В выступлениях делегатов съезда и особенно членов президиума ЦК вопрос ставился значительно острее. В ходе работы съезда было решено познакомить делегатов с теми фактами, которые уже были известны членам президиума ЦК, сделать обобщение и определить выводы для деятельности партии в дальнейшем.

Большую часть работы съезда, предназначенную для «партии и советского народа», предполагалось обнародовать. Но была другая часть съезда, которую президиум ЦК решил провести в условиях чрезвычайной секретности. Делегаты готовились услышать «нечто» особо важное, секретное, касающееся Сталина. Накануне съезда делегатам были разосланы ленинские работы, никогда ранее не публиковавшиеся: обращение к XIII съезду партии, письма по национальному вопросу и другие документы. Делегаты были поставлены в известность о том, что в конце съезда с докладом о культе личности выступит Хрущев. Эта вторая часть съезда готовилась давно и очень тщательно, ее подготовка сопровождалась острыми дискуссиями в президиуме ЦК.

Осенью органы госбезопасности резко активизировали работу по пересмотру дел партийно-советских работников, осужденных в 1937-1939 гг. При этом, естественно, вскрывались и грубые фальсификации дел, и методы, которыми добывались «признательные показания».

К концу 1955 г. фактов незаконных репрессий накопилось так много, что встал вопрос о том, как об этом информировать делегатов предстоящего съезда. 31 декабря 1955 г. президиум ЦК образовал комиссию «для изучения материалов массовых репрессий членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранного XVII съездом партии, и других советских граждан в период 1935-1940 гг.» во главе с П.Н. Поспеловым. В конце января 1956 г. эта комиссия представила в президиум ЦК обширный доклад — около 70 страниц текста, в котором не только излагались отдельные факты, но и делались важные обобщения.

9 февраля президиум ЦК, рассмотрев сообщение комиссии Поспелова, принял после длительного обсуждения, несмотря на резкие возражения Молотова, Ворошилова и поддержавшего их Кагановича, решение заслушать доклад комиссии на закрытом заседании съезда.

13 февраля 1956 г. президиум ЦК вновь обратился к этому вопросу и единогласно решил, что с докладом о культе личности на съезде должен выступить Хрущев.

Нужно отметить личный вклад Хрущева в выдвижение вопроса о культе личности Сталина на XX съезде и сказать не только о его настойчивости и упорстве в постановке этого доклада, но также подчеркнуть, что в подготовленный текст им были внесены такие факты, о которых не собирались сообщать члены президиума ЦК КПСС. Им были даны такие формулировки, которые не только обострили постановку вопроса, но и придали иной характер всему документу.

Спустя несколько дней после съезда доклад Хрущева «О культе личности и его последствиях» как сверхсекретный документ прочитали партийному активу. Затем с ним познакомили всю партию, комсомол, а вскоре он был зачитан на всех предприятиях и в учреждениях.

В ходе обсуждений итогов съезда категорически запрещалась любая критика существовавшего в стране режима, советской социально-экономической системы.

В июне 1956 г. ЦК КПСС принял специальное постановление «О культе личности и его последствиях», опубликованное в центральной печати, в котором определил направление обсуждения вопросов XX съезда в партийных организациях, вновь, в еще более жестких формулировках, устанавливая рамки критики деятельности Сталина, сталинщины. В июле этого же года ЦК КПСС направил закрытое письмо всем партийным органам, всем первичным организациям КПСС, где сообщалось уже о репрессивных мерах, о привлечении к ответственности отдельных коммунистов и партийных организаций за «неправильное» обсуждение решений XX съезда.

В письме предупреждалось, что «часть коммунистов неправильно понимает свободу обсуждения и критики в партии, в силу чего оказывается не в состоянии разобраться, когда свобода обсуждения переходит грань партийности, а критика превращается в клевету». В отношении таких членов партии не может быть двух мнений: партии не нужны такие «коммунисты».

Разногласия в ЦК

Среди партийной бюрократии были разные группы и у них было разное понимание курса XX съезда. Тем не менее большая часть членов ЦК, не желавшая возвращения к прежним порядкам в их старом виде, видела в Хрущеве главную силу, способную сломить упорство и консерватизм «старой гвардии».

После XX съезда в президиуме ЦК все более четко оформлялась оппозиция Хрущеву. Большинство членов президиума не признавало безоговорочно авторитет Хрущева как единовластного руководителя партии. Многие неудачи, просчеты, тяжелые ситуации, в которые попадала власть, ими оценивались как следствие непредсказуемых действий Хрущева, необдуманности предпринимавшихся им лично шагов — и внутри страны, и на международной арене.

Большое значение в определении позиций членов президиума ЦК имели опасения разоблачения их участия в массовых репрессиях 30-40-х годов. Тем более что досье на них, которые ранее были у Берии, теперь оказались в руках министра госбезопасности (с 1954 г.) И.А. Серова — ставленника Хрущева.

На Хрущева сделала ставку группа молодых кандидатов в члены президиума и секретарей ЦК. Та легкость, с которой удалось одолеть Берию и Маленкова, внушала уверенность, что час «стариков» пробил. Хрущев подогревал эти настроения. Он умело использовал свое положение первого секретаря ЦК КПСС, много разъезжал по стране, лично встречаясь и устанавливая дружеские отношения с руководителями областных и республиканских организаций, которые и составляли большинство в составе Центрального Комитета.

Споры, и часто острые, шли не только по вопросам десталинизации общества. Иногда жаркие дискуссии вызывали конкретные крупные акты социального, экономического неполитического характера. И историческая истина заключается в том, что не всегда и не во всем оппоненты Хрущева были неправы. Не всегда предложения, которые вносил Хрущев, до конца просчитывались. Поспешность и внешняя их эффективность заслоняли государственную целесообразность.

Молотов и ряд других членов президиума ЦК резко критиковали не согласованный с ними, выдвинутый лично Хрущевым лозунг о возможности в короткий срок догнать и перегнать Америку по производству продуктов животноводства. Они указывали на авантюрность подобных заявлений, которые могут привести к дискредитации планов подъема сельского хозяйства.

К лету 1957 г. противоречия достигли такой высокой степени накала, что в конечном счете их разрешение перешло в ту единственную плоскость, когда вопрос решался однозначно: или полный отказ от идей XX съезда, или выражение приверженности этому курсу, даже при наличии колебаний и противоречий в его осуществлении.

18 июня на очередном заседании президиума Совета Министров СССР встал вопрос о поездке членов президиума ЦК КПСС на празднование 250-летия Ленинграда. На этой поездке настаивал Хрущев. Обсуждение приняло очень острый характер, вышло за рамки этого конкретного и узкого вопроса и охватило широкий круг проблем деятельности президиума ЦК КПСС. Надо иметь в виду, что в значительной части президиум Совета Министров СССР составляли члены президиума ЦК КПСС. Те из них, которые присутствовали на заседании, потребовали немедленного созыва президиума ЦК КПСС. Несмотря на сопротивление и возражения Хрущева, такое решение было принято.

Участники заседания — Молотов, Маленков, Каганович, Булганин, Ворошилов, Первухин, Сабуров, Шепилов — высказали многочисленные претензии к Хрущеву. Его обвиняли в нарушении принципа коллективности руководства, грубости и нетерпимости по отношению к отдельным членам президиума ЦК. Многие говорили, что в партии и стране растет культ личности Хрущева, его обвиняли в том, что он насаждает практику подавления инициативы и самодеятельности советских органов снизу и доверху. На заседании указывалось на крупные просчеты в руководстве сельским хозяйством, на имевшие место опасные зигзаги во внешней политике.

В ходе заседания высказывалось сомнение в необходимости иметь пост первого секретаря ЦК КПСС. Семь членов президиума ЦК против четырех приняли решение о смещении с занимаемого поста Хрущева с тем, чтобы выйти на пленум ЦК с готовым предложением от имени президиума.

Вечером, в день заседания президиума ЦК, предполагался прием в болгарском посольстве по случаю 75-летия со дня рождения Г. Димитрова. Хрущев должен был в 18 часов прибыть в посольство. Однако в назначенное время его на приеме еще не было. В половине восьмого озабоченный посол позвонил в ЦК. Его заверили, что Хрущев будет. Он приехал в начале девятого. Немногочисленные участники ужина заметили, что Хрущев чем-то сильно озабочен, даже подавлен. Обычно в таком застолье Хрущев был оживлен, весел, много шутил, вел шумные беседы с присутствующими. Но в этот вечер он был мрачен, молчалив. От гостей, приехавших вместе с Хрущевым, стало известно: что-то произошло на заседании президиума ЦК, которое шло весь день и закончилось только к 8 часам вечера.

Судя по воспоминаниям очевидцев, Хрущев не мог скрыть своей растерянности и подавленности. Конечно, решение президиума ЦК не было спонтанным. Его тщательно готовили. Оно было неожиданным лишь для Хрущева. Он не имел информации от соответствующих органов, не поступило сигнала от «преданного осведомителя», сам же первый секретарь не предвидел такого оборота.

Однако и его противники допустили немало промахов в решении такой задачи, как снятие Хрущева с поста первого секретаря ЦК.

Большинство членов президиума ЦК полагало возможным осуществить замену первого секретаря лишь силами членов президиума, не включая в этот процесс весь механизм власти, т.е. партийный аппарат, армию и органы безопасности. Группа членов ЦК, а затем и пленум ЦК оценили это как нарушение Устава партии, как проявление фракционности, как антипартийную акцию.

Положение для Хрущева сложилось угрожающее. Суслов, Микоян и поддерживавшие Хрущева кандидаты в члены президиума ЦК, секретари ЦК настояли на продолжении заседаний президиума. И оно возобновилось на следующий день.

Хрущев и его сторонники избрали тактику затягивания заседаний президиума, чтобы в ходе выступлений, как и в частных беседах, добиться откола от основной группы тех, кто временно примкнул к ним. Хрущев пошел на частичное признание своих недостатков, прежде всего резкости, горячности.

Чтобы переломить неблагоприятную ситуацию, министр обороны Г.К. Жуков и председатель КГБ И.А. Серов по согласованию с Хрущевым в срочном порядке самолетами военно-транспортной авиации доставили в Москву группу членов ЦК — сторонников Хрущева. В ходе заседания президиума эта специально подобранная группа потребовала встречи с членами президиума, а затем и участия в заседаниях.

Тактика, избранная Хрущевым и его сторонниками, полностью себя оправдала. Четыре дня шло заседание президиума. К этому времени в Москву доставили тех членов ЦК, которые поддерживали Хрущева. Эта группа сумела обработать большинство членов ЦК, которые выразили готовность выступить на пленуме ЦК против Молотова, Маленкова, Кагановича и других. Маршал Жуков заявил о возможности применить военную силу против большинства членов президиума ЦК, если они не примут требование группы членов ЦК. Открытое, беспримерное давление имело успех.

Большинство президиума ЦК было сломлено группой Хрущева, в которую входили, кроме меньшинства членов президиума ЦК, кандидаты в члены президиума ЦК, секретари и группа членов ЦК, вызванные Хрущевым с мест. Среди них были очень энергичные, честолюбивые люди с авантюристическими наклонностями, имевшие большой опыт аппаратных интриг. «За заслуги» некоторые из них на июньском пленуме были введены в состав президиума ЦК, избраны секретарями ЦК. Не случайно Хрущев поспешил вскоре после пленума ЦК освободиться от многих из них.

Пленум

Обсуждение вопросов на пленуме ЦК проходило в глубокой тайне не только от беспартийных, но и от всей массы членов партии. Со времен Ленина сохранялась традиция знакомить со стенограммой пленума узкий круг руководителей республиканского и областного партийного актива, чтобы они верно ориентировались в установках партии. На места рассылалась стенограмма пленума, но только после того, как ее подправляли, убирали «лишнее» сами ораторы, затем стенограмму еще редактировали работники аппарата ЦК КПСС. Однако стенограмму июньского 1957 г. пленума даже после правки и чистки рассылать в местные организации не стали. Более того, принятое пленумом постановление не было полностью опубликовано в печати.

В том, что скрыли от партии часть решений пленума ЦК, не было ничего необычного. Это делалось довольно часто. Удивительным было другое — то, что материалы пленума ЦК и часть его решений скрыли от верхнего эшелона партии.

Президиум, пленум скрыли от партии действительное положение дел в высшем руководстве, расстановку сил в июне 1957 г., представляя дело таким образом, что только небольшая группа, а не большинство президиума ЦК, выступила против Хрущева. В решении пленума были названы фамилии Молотова, Маленкова, Кагановича и Шепилова, тогда как их позицию разделяли и Ворошилов, и Булганин, и Первухин, и Сабуров. И все они голосовали за освобождение Хрущева от обязанностей первого секретаря ЦК КПСС. Желая скрыть тот факт, что большинство членов президиума ЦК выступили против Хрущева, пленум отложил наказание остальной части «антипартийной группы», и вскоре они, большинство членов президиума ЦК, понесли наказание — были выведены из состава президиума, а затем из ЦК КПСС.

Все решения, касающиеся массовых политических репрессий и участия в них членов политбюро в 30-е годы, были приняты секретным порядком. Такая позиция вызывает недоумение, ибо участие в массовых политических репрессиях было одним из главных пунктов обвинения и Молотова, и Маленкова, и Кагановича. Однако и констатация этого факта, и обвинение как предлог для их наказания на пленуме были скрыты от партии. По всей вероятности, руководство партии пугало то, что эти обвинения в полной мере могли быть распространены и на других членов политбюро, и в первую очередь на самого Хрущева.

О том, что президиум ЦК не имел желания сообщать об этих фактах партии, свидетельствует та правка, которая была осуществлена помощником Хрущева Г.Т. Шуйским в стенограмме, которая сохранилась в Архиве Президента РФ. Из этой правки видно, как из стенограммы снимались высказывания Хрущева, высокие оценки позиции Жукова, его действий в дни кризиса, данные Брежневым.

Почему победил Хрущёв?

В чем же причины успеха Хрущева на пленуме? Какова была расстановка сил в правящих кругах СССР? Каковы были те объективные реальности, которые лежали в основе решений, принятых июньским (1957 г.) пленумом ЦК КПСС?

Если говорить о расстановке сил в самом ЦК, то Хрущев получил безоговорочную поддержку представителей партийной элиты — как высшего эшелона, так и местных руководителей. Твердая поддержка ему была обеспечена со стороны высших армейских чинов, представленных в Центральном Комитете.

На что же надеялись Молотов и его группа? Какие силы внутри ЦК могли их поддержать? Возможна ли была такая поддержка в принципе?

Оппоненты Хрущева рассчитывали на силу своего авторитета в партии и в обществе. Среди партийной элиты они надеялись получить поддержку членов ЦК, занимавших посты в советских, хозяйственных органах, руководителей крупных предприятий. Они долго работали вместе, между ними сложилось взаимопонимание. Эти люди не раз обращались за помощью, поддержкой и получали ее.

Молотов, Каганович, Маленков и другие видели в этих членах ЦК противников хрущевских реформ. Учитывая их немалый вес в составе ЦК, надеялись опереться на них в открытом столкновении на пленуме ЦК. Однако Молотов и поддерживавшие его члены президиума не поняли психологии советского чиновника. Опасаясь чисток, передвижения из Москвы на периферию, их потенциальные союзники не способны были на открытое выступление на партийном форуме. Более того, на пленуме они поспешили засвидетельствовать свою поддержку и личную преданность Хрущеву, заискивали перед ним, униженно искали его расположения.

Молотов, Каганович, Маленков переоценили собственную популярность. Они не учли тех важных сдвигов, которые произошли в обществе после XX съезда. Они оказались не в состоянии правильно оценить новую историческую реальность, которая сложилась после съезда, положение в партии в целом, в ее руководящих органах.

Старая «партийная гвардия», долгие годы занимавшая места в политбюро, стремилась сохранить свое положение в партии, сохранить старые сталинские порядки в механизме руководства партией и страной, при которых все решалось в центре, в политбюро, в Центральном Комитете, в Совмине. Хрущев публично демонстрировал свое несогласие с этими порядками. Члены ЦК, работавшие на местах, после XX съезда получили большую свободу действий, большую полноту власти, большую независимость от центра. Они почувствовали свою новую роль в разгоравшейся борьбе за лидерство в руководстве партии. Хрущев и не скрывал, что нуждается в их поддержке, чтобы упрочить свое положение.

К этой части партийной элиты как самостоятельной группы Сталин обращался в конце 40-х — начале 50-х годов, имея планы использовать ее в отстранении от власти «старой гвардии». При этом Сталин и не мыслил ослабить узду, в которой они находились. Перед этой группой молодых партийных руководителей, беззаветно преданных Сталину, открывалась перспектива быстрого продвижения в высшие эшелоны власти, перспектива замещения мест, освобождаемых старыми соратниками Сталина.

На XIX съезде партии был значительно расширен состав президиума ЦК КПСС и других руководящих органов, куда была выдвинута большая группа молодых партийных функционеров.

Молодые партийные функционеры, местные руководители сыграли свою роль, но в новых условиях. При этом оказались не статистами, не простым орудием в руках Сталина, а деятельной силой, во многом определившей судьбу Хрущева. В этих условиях местная партийная бюрократия стала самостоятельной силой, самодовлеющей величиной, а не подспорьем, средством в руках лидера для решения только его задач. Она показала себя группой, обладающей собственными интересами, в значительной мере самостоятельной позицией, сохранившей свое значение, независимость и после победы Хрущева. С этой силой нельзя было не считаться.

В кульминационный момент борьбы за лидерство в партии Хрущев получил также безоговорочную поддержку руководителей органов безопасности.

После разоблачений преступлений сталинского режима, которые прозвучали с трибуны XX съезда, встал вопрос об ответственности сотрудников органов безопасности за совершенные преступления, и реальная угроза оказаться на скамье подсудимых нависла не только над руководителями органов безопасности, но и над многими сотрудниками более низкого ранга.

Выдвижение Хрущевым на пост руководителя службы государственной безопасности генерала Серова, за которым было немало преступлений, позволило рассчитывать на снисходительное отношение и к другим деятелям госбезопасности — генералам и офицерам репрессивной системы. Они не ошиблись в своих расчетах. После суда над Берией, B.C. Абакумовым и другими руководителями органов безопасности в 50-е годы, после расстрела такой одиозной фигуры, как бывший начальник следственной части М.Д. Рюмин, практически вопрос об ответственности лиц, причастных к массовым репрессиям, пыткам и истязаниям арестованных, был снят с повестки дня.

Органы безопасности оценили позицию Хрущева и ответили поддержкой его в борьбе за лидерство в партии.

В триаде — партийный аппарат, карательные органы, армия, — составлявшей основу тоталитарной власти, в 1957 г. оказались резко ослабленными две первые силы, главным образом вследствие разоблачений преступлений сталинского режима, которые прозвучали с трибуны XX съезда.

Вне критики оказалась только армия. Ее авторитет, как победительницы в войне, был необычайно высок в народе. Во главе армии оказался полководец, также пользовавшийся всенародной славой. Роль и значение Жукова возрастали, в 1956г. он стал кандидатом в члены высшего органа партии — президиума ЦК КПСС, именно в то время, когда разгорелась борьба за лидерство в партии. И армия оказалась действенной и решающей силой в определении победителя в ходе борьбы за власть. Она сказала свое слово в ликвидации Берии и бериевщины. Армия сказала свое решающее слово и тогда, когда противники Хрущева оказались в большинстве в президиуме ЦК КПСС, и, если бы не армия, то трудно сказать, как бы дальше развивались события.

Естественно, что и партийный аппарат, и Хрущева не могла не беспокоить эта ситуация. Сразу же после июньского пленума стало готовиться смещение Жукова, одной из решающих фигур июньских событий. Как можно судить из документов, связанных с подготовкой стенограммы пленума для рассылки ее членам ЦК, уже в августе началась подготовка акции против Жукова, а в начале октября неожиданно для всех, и в первую очередь для самого Жукова, пленум ЦК снял Жукова со всех постов и вывел его из состава Центрального Комитета. На пленуме Жукова обвинили в попытках принизить роль политорганов в армии. Партийный аппарат не смутили ни масштаб, ни значимость фигуры Жукова, ни его роль в возведении на пьедестал лидера партии Хрущева. ЦК имел цель поставить армию на место, чтобы она заняла то положение, которое ей отводилось в системе авторитарной власти. Дело не ограничилось дискредитацией Жукова. Последовали дальнейшие меры по принижению армии, ее сокращение, увольнение из армии боевых офицеров — участников Великой Отечественной войны. На высших постах оказались ставленники Хрущева. Были проведены меры по усилению политорганов.






map