Предисловие к Киевской Псалтири



Информация о Киевской Псалтири в интернете сводится, в основном, к работе российскогоо ученого г-на Вздорнова Геральда Ивановича, которая называется«Исследование о Киевской Псалтири 1397 года». Труд этот увидел свет в 1978 г. Издание «Искусство» выпустило двухтомник : в первом томе печатаются исследование и описание миниатюр, второй том представляет собой красочное воспроизведение самой рукописи. Помимо псалмов на листах 205-227 представлены десять хвалебных песен и молитв, заимствованных из других книг Библии. На листе 228 полууставом первой трети 15 века написано «последование о причащении святой воды на Богоявлении», на листе 228 об. также более поздним почерком переписана молитва Иоанна Златоуста, которая продолжается на 229 листе. Заканчивается рукопись – на листах 229-229 об. молитвой Иоанна Златоуста по причащении святой воды. Текст Псалтыри написан крупным литургическим уставом коричневыми чернилами разнообразных оттенков. Заглавные буквы и отдельные части текста писаны яркой киноварью, а заголовки и знаки пунктуации-золотом. Рукопись украшена заставкой, инициалами и миниатюрами на полях. В учебнике «Историческая грамматика русского языка»(автор Иванов В.В, Москва, Просвещение, 1983 год) по поводу устава говорится следующее: « Устав – древнейший, характерный для ХI-ХIII вв. тип письма. Он использовался прежде всего в церковной письменности, т.е. при создании книг, имеющих ритуальное значение. Это обстоятельство обусловливало каллиграфический характер письма, придающий особенный внешний облик таким книгам. В целом устав ХI – начала ХII в. характеризуется тем, что буквенные начертания даются в границах двух параллельных линеек; в уставе буквы писались прямо, перпендикулярно к строке, с правильными линиями и округлениями, ровным нажимом, отдельно друг от друга; слова на письме не отделялись друг от друга. Сокращений в уставе было мало; выносные буквы писались под титлом; при этом чаще всего сокращались так называемые «священные слова», т.е. лексика богослужебного обихода (например, бог, ангел, душа и т.п.). В уставе ограничего количество надстрочных знаков- ударений и придыханий.» На рубеже 14-15 веков устав – это уже искусственное, «особое» письмо, которое поддерживалось только в силу традиции и условий заказа, и в зависимости от места его применения, а также индивидуальных привычек писца имел свои разновидности. « Свое название Киевская Псалтирь получила по месту ее написания, которое засвидетельствовано в особой приписке писца в конце книги; писец указал также точную дату завершения рукописи, имя заказчика, собственное имя и свою принадлежность к церковному сословию. Киевская Псалтирь – единственная древнерусская книга, переписаннаяя протодиаконом. Если не учитывать множества «рабов божиих», трудившихся над перепиской книг в ХI – ХV веках и сообщающих о себе более подробных сведений, то остальные писцы — это преимущественно монахи, диаконы, дьяки, попы и поповы дети.» В то же самое время, в сноске 39 на стр 31 автор пишет: «уместно заметить, что послесловие протодиакона Спиридония имеет следы небольших изменений или, добавлений. Слова «смиренаго» и «протодиякона» написааны более темной киноварью, чем основной текст, причем слова «смиренаго» и «протодия» написаны, кажется, по подчищенному.

Первая поправка сделана, возможно, по желанию епископа Михаила, а вторая указывает, вероятно, на получение Спиридонием сана протодиакона уже после завершения переписки книги, и первоначально в конце четвертой строки послесловия читалось просто «диякона» (начало четвертой строки – «кона» — добавлено при окончательной формулировке послесловия). Все изменения в тексте послесловия сделаны рукой Спиридония. Поскольку Спиридоний служил, очевидно, протодиаконом в Успенском соборе Московского Кремля и переписывал книги при московской митрополичьей кафедре, во главе которой находился Киприан, легко установить причины переезда Спиридония в Киев, где он и написал интересующую нас рукопись. По сообщениям московских летописей, Киприан с марта 1396 по сентябрь 1397 года жил в Киеве. Вместе с Киприаном в Киев ездил и бывший смоленский владыка Михаил, которого отождествляют с заказчиком Киевской Псалтири.До начала 80-х годов 14 века Михаил проживал в московском Симоновом монастыре. В 1383 году самозванный митрополит Пимен поставил Михаила смоленским епископом. Фактическое пребывание Михаила на смоленской кафедре было недолгим, так как с конца 80-х годов он становится дипломатическим представителем и советником при московских митрополитах.В 1389 году владыка Михаил сопровождал Пимена в Константинополь, где Пимен неожиданно скончался и патриарх утвердил русским митрополитом Киприана.Вместе с Киприаном на Русь отправился и Михаил и в последующие годы он постоянно в свите митрополита. В 1397 году Михаил уже не был смоленским епископом, но если и летописцы и протодиакон Спиридоний называют его владыкой, то делают это они из уважения к нему либо косвенно указывают на необычные обстоятельства перевода епископа из Смоленска в Москву. Умер владыка Михаил 6 мая 1402 года и похоронен в Троице-Сергиевом монастыре.Так или иначе, большая часть жизни Михаила связана с Москвой, и, вероятно, он был уроженцем Москвы. Итак, Псалтирь 1397 года написана в Киеве, но заказана жителем Москвы, выполнялась москвичом и в московском окружении. Поэтому ее и надо рассматривать как памятник московской, а не киевской письменности». Вот именно к этому, по-моему, и сводилось все сказанное автором выше.Хотя в самом конце данной статьи автор пишет: «изложенная нами история происхождения Киевской Псалтири не лишена оттенка предположительности. Но такова, наверное, судьба всякого исследования, не имеющего целого ряда опорных пунктов, которые бы могли помочь дать если не более достоверную, то более убедительную реконструкцию подлинной истории предмета.» Вообщем, это большая и интересная работа, и заинтересованный читатель найдет там для себя много полезного. Моя же задача намного скромнее: я хочу представить читателю текст Киевской Псалтири в современной упрощенной транскрипции, так как человеку без надлежащей подготовки тяжело разобрать церковно-славянский текст данной рукописи, если принять во внимание, что текст писан без разделов между словами, имеет много сокрашений . Не каждый имеет практику чтения церковносславянского текста, а уж тем более хотя бы начального познания в грамматике и орфографии церковнославянского языка. Разумеется, знакомый текст, текст, который мы, возможно, даже знаем наизусть и не будет представлять никакой трудности, а вот с другими придется, как говорится, повозиться.

Так вот, я «повозился» и Вам, дорогой читатель, остается только найти ошибки и неточности и сообщить мне для коррекции. Полагаю, что если читатель открыл данную книгу, то имеет на то хотя бы одну причину-просто интересно.Если это так, то просто замечательно, ведь все начинается с простого интереса. Вот, например, в тексте часто встречается указательное местоимение «ТЪ». Это форма именительного и винительного падежей единственного числа мужского рода. К слову, женского рода будет «ТА», среднего рода «ТО». Вообще-то, в древнерусском языке различались ТРИ указательных местоимения. Кроме ТЪ, ТА и ТО, которые употреблялись для безотносительного указания, различались еще два вида указательных местоимений – это ОНЪ, ОНА и ОНО – для указания на отдаленные предметы и СЬ, СИ и СЕ, которые употреблялись для указания на ближайшие предметы. В истории русского языка такая трехстепенность не сохранилась, ибо указательные местоимения ОНЪ, ОНА, ОНО и СЬ, СИ и СЕ были утрачены в живом языке, хотя сохранялись долгое время как архаизмы в определенных стилях речи (например, старые канцеляризмы ОНЫЙ ГОСПОДИН , СЕЙ ПРОСИТЕЛЬ, К СЕМУ РУКУ ПРИЛОЖИЛ и т.д.). Так вот, если обратиться к истории склонения местоимений, то здесь прежде всего заслуживает внимания склонения местоимения ТЪ, ТА, ТО. Прежде всего следует указать, что форма именительного падежа единственного числа муждского рода ТЪ оказалась невыразительной в силу своей краткости и не могла долго сохраняться. Как видно, поэтому она, будучи достаточно известной в памятниках письменности, например ТЪ СВЯТЫЙ ГЕОРГИЙ (Мстисл. Грам. 1130), все же очень рано стала выступать в удвоенном виде ТЪТЪ и в эпоху падения редуцированных изменилась в ТОТ. Эта форма и закрепилась в большинстве его говоров как форма именительного падежа единственного числа мужского рода.В разбираемом нами тексте это местоимение применялось многажды. Это только лишь один пример, а таковых для заинтересованных читателей уйма.При работе я пользовался имеющейся у меня старообрядческой следованной Псалтирью 17 века (сия святая и богодоухновенная книга, нарицаемая псалтырь, напечатана бысть в царствующем граде Москве, в царство благочестиваго царя Алексия Михайловича, при святейшем Иосифе патриархе. Ныне же препечатася с онаго древлепечатнаго перевода в типографии Почаевской.) Алексей Михайлович Романов царствовал с 1645 – 1676 годы, а пятый Патриах Московский Иосиф возглавлял патриаршество десять лет, с 1642 по 1652 года,так, что судите сами, книга эта «напечатана бысть» в промежуток между 1642 по 1652 годы. «Препечатася» же сия книга не позднее 7417 (1909) года прошлого столетия, так как именно с этого года на 112 лет вперед вплоть до 7528 (2020) показан так называемый «КЛЮЧЬ АЛФЫ В КРАТЦЕ, ОТ 14, И 15 ОБРАЩЕНИЯ ИНДИКТИОН,НА 112, ЛЕТ, ПОЛОЖЕН.» в конце данной Псалтири. Это ключ для определения Пасхи и ряда других великих праздников на каждый из указанных годов. Сами посудите, зачем начинать КЛЮЧЬ с 1909 года, если бы он (этот год) был бы уже в прошлом. Кроме того, для разбивки текста на стихи и для расстановки знаков препинания я пользовал синодальную следованную Псалтирь ( репринтное воспроизведение издания 1978 года, издательский отдел Московского Патриархата, ТОО «Кузнецкий мост», Донской монастырь). Хотя ближе к Киевской Псалтири по времени написания, наверное, все же Псалтирь 17 века, но для сравнения текстов в переводе на современный русский язык так будет удобнее. Все тексты псалмов, песен и молитв Иоанна Златоуста даны в упрощенном виде. Буквы i(и), w(омега),э(ять),я(А йотированное),IE(Е йотированное),F(фита),Z(юс малый) заменены соответствующими им фонетически И,О,Е,Я,Е,Ф,Я. Графема u(ук) также как и буквы ь(ерь), ъ(ер), V(ижица) сохраняются. В Псалме 89 раскрыты числовые значения букв o\(70) и П\8(80). Все сокращения раскрыты, и отсутствующие буквы заключены в круглые скобки; пропущенные, либо утраченные буквы, слоги и слова восстановлены изаключены в квадратрные скобки. Прошу обратить внимание читателя и не путать букву И в роли союза и в роли указательного местоимения. В первом случае она может выступать как в роли соединительного, так и в роли противительного союза, а во втором случае она как мужской род единственного числа именительного и винительного падежей и множественное число именительного падежа переводится на русский язык указательными местоимениями ЕГО, ИХ). Употребление прописных букв. В церковнославянском языке прописные буквы появились относительно поздно.В древнейших славянских памятниках употреблялись только особые буквицы в начале всей книги или же большого раздела. Согласно правилам церковнославянской орфографии, прописные буквы употребляются в начале предложения или служат показателем начала стиха, хотя бы оно приходилось на средину предложения. Имена собственные не пишутся с прописной буквы. Использование прописных букв наряду с титлами появляется в некоторых печатных изданиях (петербургских и киевских) начиная с ХVII века. Но в 1888 году указом Синода была утверждена московская норма, согласно которой ни имена собственные, нии слова под титлами с прописной буквы не пишутся.

Знаки препинания. Точка, запятая, двоеточие и восклицательный знак (удивительная) употребляются так же, как и в современном русском языке, но кроме того,точка в церковнославянских книгах может соответствовать нашему двоеточию или точке с запятой (в таком случае точка называется малой и слова после нее пишутся со строчной буквы), а двоеточие нашему двоеточию (когда далее следует прямая речь или пояснени предыдущего текста), тире или многоточию (например, в богослужебных книгах и иногда в молитвословах указываются только начальные слова некоторых часто возносимых молитв и славословий – ОТЧЕ НАШ : СЛАВА :) Точка с запятой в славянском тексте означает знак вопроса. Церковнославянская пунктуация главным образом интонационная и поэтому часто не соответствует русской. Ну вот, наверное, и все, что я хотел сказать в кратком предисловии.Работу эту я посвящаю нашей маме Анне Григорьевне, и хочу выразить мой респект брату двоюродному Константину Анисимову, подарившему мне в конце 90-х годов прошлого столетия эту замечательную Псалтирь.13 февраля 2013 год г. Мурманск






map